Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Интервью спустя 35 лет

твои люди, север!



Интервью спустя 35 лет

Северная панорамаВпервые мы встретились с ним более 35 лет назад. Первое знакомство -по телефону, поскольку я, как корреспондент “Ленинского пути”, собирал для опубликования в газете данные для сводки по надою молока…. В числе хозяйств, занимавшихся молочным животноводством, был и Азовский рыбоучасток, возглавлял который в то время Михаил Васильевич Змановский. Содержалось в том хозяйстве тогда около десятка дойных коров, и лошади, как основная тягловая сила. А летом 1979-го, когда выехали с редакционным фотокором А.Перовым для сбора информации, состоялось и личное знакомство. Вопросы, конечно же, были в духе партийной печати: планы, достижения, передовики социалистического соревнования. Змановский давал информацию охотно, со знанием дела, однако, помню, просматривалась некая хитроватая усмешка на мои вопросы о партийном влиянии на производственный процесс. И вновь, уже через 35 лет, судьба свела с ним на неделю в больничной палате районного стационара. Когда начал он раскручивать ретроспективную память, неловко стало за давнишний “кавалерийский” информационный налет. С планами и соцсоревнованием человек полностью остался “за строкой”.

…Диву даешься, насколько крепко закручена пружина жизненных сил в этом человеке. Невольно вспоминается некрасовское: “Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно, трудно свой хлеб добывал человек”.

В апреле этого года Михаилу Васильевичу исполнилось 80. В этих восьми десятилетиях его жизни, по сути, как в капле воды, отразилась и жизнь страны, и жизнь села Азовы с 40-х годов прошлого столетия до наших дней.

…Раннее детство Михаила прошло в Усть-Ишиме Омской области, где жила дружная семья Халиулиных. С началом войны у отца была бронь: он работал на пароме через Иртыш. Но в один из бурных ледоходов, спасая казенное имущество, отец погиб среди льдин, хотя человек был, по словам Михаила Васильевича, необычайно крепкий физически. И семья забедствовала. Старший брат ушел на войну, старшая сестра уехала на Север, младшие попали в детский дом.

Но к концу войны (в 1946 году) отыскала его сестра и привезла в Азовы. Семья начала понемногу собираться. Но жить было чрезвычайно трудно: без питания нормального, без одежды, в холодном климате: детскому организму разве по силам было вытерпеть такое? Весной без обуви собирали чаячьи яйца из гнезд, когда на дне озер был еще лед. Застудил жестоко ноги, стали опухать, пока одну ногу полностью не стянуло в колене. Нужно было отправлять парня в Салехард, по тем временам – это было как
на другую планету. Помог случай и добрые люди: на попутном “фанерном” самолете (по случаю нехватки муки возили на бипланах продукты в глубинку) его увезли в Салехард. Операция, и на три месяца почти полностью оказался упакован в гипс. Когда его сняли, негнущуюся ногу надо было разрабатывать, чтобы заставить закостеневший коленный сустав работать снова. Боль, боль и снова боль. парнишка прятался от врачей, куда придется, но через боль сустав начал мало-помалу разрабатываться. Хотя еще долго ходил на костылях.

Возвратиться из больницы опять же помогли добрые, отзывчивые люди: посадили парня на пароход, подкармливали в дороге. И здесь, как в кино, встретился с братом, Александром, который возвращался после войны к сестре в Азовы. Он и вынес его на азовский берег на руках.

Поворотным моментом в его жизни стала поездка в Ханты-Мансийск в школу ФЗО. Образования-то было всего четыре класса, однако начальник участка настоял, угадав в парнишке необычайное упорство и не по годам особую рассудительность, которую вырабатывают серьезные испытания. Отучился на плотника, но не остался в городе, а поехал на лесозаготовки. Здесь начал осваивать профессию вальщика леса электропилами (была такая в конце 50-х годов специальность в леспромхозах, где лес валили электропилами). И началась лесная жизнь, как оказалось, надолго. Жизнь серьезная, с тяжелым трудом и бытом. Жили в бараках с железной печкой-бочкой. Постепенно начал расти по работе – учетчик, десятник, бригадир вальщиков, а возрасту-то было бригадиру на тот период всего 20 лет. Народ же на лесозаготовках, взрослый и разный. Среди них были и крестьяне из колхозов юга Тюменской области, в зимнее время вербовавшиеся на лесозаготовки, чтобы получить вместо трудодней хоть какие-то реальные деньги. Но особенно, вспоминает Михаил Васильевич, сложным был период, когда в 1953 году после смерти Сталина пришли на лесозаготовки амнистированные уголовники. Работать запрещал “закон”, подъемные скоро пропили-прочифирили и пошла игра в карты. Слезы, раздевание доверчивых крестьян. Начальство с участка боялось показаться в барак, не то что предложить пойти на работу. Но природная сметка помогла показать им в этой ситуации реальные выгоды от работы. Смог он наладить отношения и с этим бывалым народом, организовал питание, объяснил, что и сколько будут иметь за реально выполненную работу. И дело пошло.

Вскоре отправили учиться в Заводоуковск на мастера механизированной заготовки леса, потом женитьба, пошли дети.

Когда вернулся в Азовы в 1960 году, здесь был еще колхоз, рыбоучасток, ГосПар (видимо, госпароходство -ред.), где заготавливали дрова для пароходов, а также техучасток. В колхозе держали коров, оленей, была звероферма, сажали на первом пугоре картофель.

В 1961 году в связи с реорганизацией колхозов в совхозы ферма отошла рыбоучастку. Часть зверей со зверофермы увезли в Горки, остальных забили. Картофель еще пару лет сажали и забросили. Оленей передали в Куноват, предполагалось, что будут там их пасти (лесной выпас), но весной все стадо ушло на Урал и рассеялось.

В колхоз Михаил работать идти не хотел, потому что на лесозаготовках получал нормальную зарплату в “живых” деньгах, и уходить на оплату по мифическим трудодням не хотел. Видел, как достаются колхозникам деньги: продадут пару бидонов сметаны и бегут все в контору – делить “гроши”. В рыбоучастке был катер 10-ти-сильный в деревянном корпусе. Хотел устроиться туда, но не взяли – на руках только удостоверение на допуск к высокочастотным электроустановкам для валки леса. Порыбачил один сезон – в районе Порысьгорта (поблизости от Азовы места не давали для рыбалки). И случай опять вывел на лесную деляну.

– Поехал я в Горки походатайствовать о ремонте квартиры – дымила печка, – вспоминает Михаил Васильевич.

– Увидел, как на берегу мучается с бензопилой Юра Мальков, всем телом налегая на пилу “Дружба”, а пятеро женщин держат хлыст, чтобы не крутился. Тогда пилили куноватский лес

– хлысты на метровую “клёпку”, которую потом на циркулярке распускали на доски для рыбацких ящиков. Как выяснилось, опыта работы с бензопилой ни у кого нет. В складе целый угол был завален почти новыми бензопилами, большинство просто с неотрегулированным зажиганием. У меня же был опыт работы с бензопилой “Дружбой”, в леспромхозе освоил эту технику. Наладил одну, наточил цепи, женщин отпустил отдыхать, распиловка пошла. Узнав такое дело, директор по фамилии Удод (имени не помню) стал агитировать меня на заготовку леса в Куноват. Дело привычное, конечно, но семья, двое детей, да и бригада лесовиков уже на деляну выехала. Однако ж, работать надо. Собрали мне спецовку, разноцветные подшитые валенки выдали и отправили в бригаду. Поначалу меня и принимать не хотели: пары, мол, нет, валили-то лес “двуручкой” -поперечной пилой. Бензопиле не доверяли, но когда провели испытание, и я показал ее возможности в деле, взяли в бригаду. А когда поставил работу на деляне по всем правилам лесозаготовки, то мужики уже и не хотели отпускать из бригады. Поработали месяц с лишним, и получил я тогда зарплату в три с половиной раза больше, чем директор завода за это же время. Вот что значит правильная организация дела. После праздников решил не возвращаться в лес. Тем более, что своего подручного-толкальщика (Драгуна) научил собирать -разбирать “Дружбу”, валить, кряжевать лес. С тех пор на Куновате с двуручной пилы перешли на механизированную заготовку леса.

Плюс электрификация всего Азовы

Трудно поверить, но еще в начале 60-х годов в Азовы не было электрического освещения. И в электрификации села Михаил Васильевич тоже был первопроходцем. Когда реорганизовались колхозы, рыбоучасток стал основным предприятием в селе. Стал вопрос и об электричестве: нужно было механизировать труд на обработке, да и объекты стояли без электроосвещения. Направили его в Горки забрать и перевезти выделенный там дизель-генератор.

– Взял двух самых добрых коней, -вспоминает Змановский, – и поехал. Никто толком и не помог. Сам отсоединил генератор, сам с помощью простейших приспособлений грузил на сдвоенные сани дизель – “гусем” запряг двух лошадей. На вторые прочные сани таким же образом загрузили генератор, и так – конной тягой, первая электростанция попала в Азовы. Установили, начали столбы вкапывать, а провода собирали с Геннадием Чупровым по всем механическим свалкам в Горках, и в Мужи ездил даже. Собирали “по сусекам”, разбирали старые моторы. Поэтому первые электролинии были собраны где-то из алюминиевого, где-то из медного провода. Дали свет на поселок, и в школе впервые стали заниматься при электрическом освещении. С Геннадием Захаровичем Чупровым вдвоем и работали – сами мотористы, сами и электрики. Свет поначалу с утра до 11 давали, потом перерыв, и с 3 часов дня до вечера снова включались.

Первый участковый в Азовы

…появился почти вместе с первым электричеством. И, наверное, уже догадались, что это был Михаил Васильевич. Вызвали в Совет, вспоминает он, и приехавший из Мужей милицейский начальник предложил взять на себя охрану общественного порядка. Согласился. И на этой стезе у Михаила Василевича тоже много историй, порой курьезных, в духе деревенского Анискина, (кража со склада участка мешков с овсом), и совсем нешуточных. Грамоту даже давали от милицейского отдела за охрану общественного порядка. Впрочем, и стреляли в общественного участкового -это тоже было: ведь при патриархальном деревенском укладе жизни порой на фоне алкоголя случаются самые невероятные и безрассудные выходки.

Приключение рыбака на соломе

Начальнику рыбоучастка приходилось порой заниматься делами далекими от рыбного промысла. Так, в 1971 году был высокий уровень воды, сено не смогли накосить в районе, все луга были до осени залиты водой. И хозяйства отправляли народ на заготовку соломы на юг области. Совхозы направляли целыми бригадами, с техникой, флотом. А рыбозавод отправил в Ишимский район только одного человека – Михаила Васильевича Змановского.

Помогло выработанное опять же на лесных делянах умение сходиться с людьми. Не всегда в этой ситуации работают только деньги. Порой на простой отзывчивости, надо было нанять рабочих для пакетирования соломы, погрузка-выгрузка, выбить железнодорожные вагоны. И все в сжатые сроки, чтобы успеть до ледостава встретить груз в Лабытнангах и развезти по рыбоучасткам, где были фермы. И когда под самое закрытие навигации вагоны пришли в Лабытнанги, начальство было откровенно удивлено, похоже, уже поставили крест на дойном стаде коров. Настолько сами не верили, что акция с завозом соломы удастся. Но успели буквально по шуге уже доставить солому на участки, в том числе и в Азовы. Хорошо, что оказался в Лабытнангах рыбозаводской катер с площадкой – и Яков Яковлевич Руф (заслуженный капитан той поры на заводском флоте), несмотря на экстремальную погоду, доставил груз на место.

Орденоносец

В начале 80-х Азовский рыбоучасток был многоотраслевым хозяйством. Основа – рыбодобыча и ее первичная обработка. Вспомогательные или подсобные направления: животноводство, тягловое коневодство.

Электростанция также находилась в ведении участка. Бригада строителей в зимнее время заготавливала лес, хозспособом строили и ремонтировали объекты и жильё, заготавливали лес, корма. Коллектив Азовского рыбоучастка не сходил с районной Доски Почета, в передовиках ходили многочисленные представители рыбацких династий Носкиных, Ильиных, Шульгиных, Лонгогортовых. Рыбаки-орденоносцы, да и самого начальника участка в 1983 году наградили орденом “Знак Почета”. Образования, признается он, не хватало: 4 класса начальной школы, плюс производственные курсы. Все остальное постигалось непростым жизненным опытом. Природная сметка, характер, закаленный в непростых жизненных ситуациях, – черты крепких хозяйственников 70-80 годов прошлого века, которых в 2000-е сменили на производстве уже менеджеры.

Возглавлял Михаил Васильевич и парторганизацию (КПСС). Быть вне партии руководителю той поры было невозможно. На мой вопрос об отношении к руководящей роли партии на производстве ответ его был краток: всё руководство в установке: “Давай, давай! В смысле, план”. Ну, и давали, конечно. И по полтора-два плана рыбоучасток, а рыбаки отдельные пятилетку в два года делали.

К идеологии, похоже, не очень-то положительно относился. Однако ж, за заслуги производственные был отмечен орденом, а такие награды в любое время задаром не дают.

Очередной поворот в жизни – серьезная травма: в командировке по рыбоугодьям “Буран” перевернулся и серьезно травмировал позвоночник. Пришлось уйти на инвалидности и пенсию.

Несмотря на жестокие удары со стороны здоровья, без прикрас, суровые испытания, до сегодняшнего дня – это доброжелательный человек. При жестком внутреннем стержне, казалось бы, сочетание невозможное. Спокойный, доброжелательный, очень располагающий к себе человек. Очень уважаем в селе старожил вместе с супругой живут в небольшом доме с большими, светлыми окнами на центральной улице села. Сейчас уже от серьезных занятий по хозяйству отошли, а ведь, бывало, собирали со своего участка по 400 ведер картофеля. Воспитали четверых детей, очень трепетно следят за судьбой и жизнью внуков-внучек, которые уже живут, помимо родного села, в разных концах области.

– Сам удивляюсь, – говорит со смехом Михаил Васильевич, – что пройдя через лесозаготовки, не пристрастился ни к спиртному, ни к матерной речи. На лесозаготовках, со смехом говорит он, – товарищи даже пытались “приучить” к правильной жизни лесовика – наливали “по глоточку”. Но не принимает организм ни запаха, ни вкуса спиртного. Так и живу всю жизнь трезвенником.

Николай Рочев.

Фото из семейного альбома

Змановских.

10 мая 2014 года № 19

Северная панорама


Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!