Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Духи-хранители Мужигортских юрт: возвращение из Флоренции

навстречу фестивалю

Духи-хранители Мужигортских юрт: возвращение из Флоренции

Северная панорама

Удивительные судьбы порой проживают некоторые предметы. Это особенно хорошо известно нам, музейщикам, людям, ежедневно имеющим дело с различными музейными экспонатами: многие из них многократно умирают и возрождаются, пропадают и находятся вновь, меняют хозяев и хранителей, пока, наконец, не осядут в музейных экспозициях. Но воображение даже бывалого в музейном деле специалиста поражает эта история.

Как известно, до основания зырянского села Мужи в устье нынешней Ханты-Мужевской протоки располагался остяцкий (хантыйский) населенный пункт, который назывался тогда Мужигортские юрты. Первое упоминание о них относится к 1795 году. Основателем юрт, судя по документам ревизий (переписи) населения Северо-Западной Сибири, являлся остяк Сынского городка Иван Тогазиев (Тогачев). Пятеро его потомков с семьями и одна семья рода Пастыревых проживали в юртах в 1858 г.

Ныне этот “уже не очень населенный” пункт называется д. Ханты-Мужи и известен тем, что на его территории располагается Природно-этнографический парк-музей “Живун”. Стариков в деревне совсем не осталось, но и раньше пожилые люди рассказывали, что было неподалеку от деревни поселковое святилище с идолами, но где именно и как оно выглядело, сказать не могли, а, может быть, не хотели.

Думаю, что святилище это перестало существовать в период наибольшего подъема деревни в 1920-1940-х годах, когда население достигало 90 человек, имелась школа ликбеза, магазин, электричество, в юртах проживало много посторонних людей и функционирование святого места в непосредственной близости от населенного пункта в условиях борьбы с любыми религиозными проявлениями стало невозможно. Казалось, следы духов-хранителей Мужигортских юрт утеряны навсегда.

Но в 2012 году вышло в свет первое издание на русском языке книги итальянского ученого, путешественника Стефано Соммье под названием “Лето в Сибири среди остяков, самоедов, зырян, черемисов, башкир и киргизов”. Она представляет собой великолепные дневники путешественника по Уралу и Западной Сибири.

Стефано Соммье жил во второй половине XIX века, он был ученым широких научных интересов: ботаником, антропологом, этнографом. Основная цель его поездки в Западную Сибирь летом 1880 года заключалась в проведении антропологических изысканий, то есть описании и изучении облика сибирских народов. Он привез во Флоренцию – свой родной город

– около 150 предметов, отражающих культуру остяков и самоедов. Особый интерес для нас представляет один сюжет из дневников итальянца.

“Утром 1 августа, – пишет С. Соммье, -мы снова вошли в большой левый рукав Оби, Малую Обь, и после того, как поплясали немного на ее волнующихся водах, прибыли в селение Мужи. Мужи раскинулись на левом, коренном берегу Малой Оби.. . Деревянные домики, построенные в русской традиции, разбросаны по берегу, мягко поднимающемуся к террасе с деревянной церквушкой наверху… В Мужах, официально состоящих из 41 дома, живут около 200 зырян и 6 или 7 русских семей. В селе нет ни одного остяцкого жилища, несмотря на то, что юрты туземцев находятся всего на расстоянии нескольких вёрст”. Путешествие в этом направлении С. Соммье предпринял 3 августа. “…Пересекли узкие протоки меж равнин и лесов и двинулись по направлению к другой точке береговой террасы, расположенной примерно в двух часах ходьбы от Мужей… Мы проехали покинутую остяцкую деревню. Там находилось несколько деревянных юрт, в которых проживали туземцы зимой. Сейчас, в рыболовный сезон, они установили свои переносные чумы на каком-нибудь речном острове… Мы последовали по направлению к священному лесу и на расстоянии нескольких минут от протоки, в которой оставили лодку, обнаружили святилище остяков-язычников. Оно находилось не на острове, а на коренном берегу, как на то указывала растительность. Лес состоял из сибирских кедров и берез.

В месте, где деревья были более высокими, а земля свободнее от кустарников, куда не вела никакая тропинка, вплотную к самому высокому кедру, ветви которого были покрыты лишайником, стояли примерно двадцать больших отёсанных обрубков дерева, сужавшихся углом к верхушке. На этих деревянных обрубках были видны рот, нос и два глаза, высеченные самым грубым образом. То были остяцкие идолы, или, лучше сказать, изображения их богов, принесенные на святилище. На ветвях старого кедра и некоторых ближних деревьев можно было видеть разные предметы, принесенные в
дар богам. Тут были кусочки ткани, красные ленты, медные кольца, остатки пензера – шаманского бубна. Внутри священного свертка тряпок, который был привязан к ветке, я нашёл маленькую русскую бронзовую монету. Здесь были нанизанные на ветки целые оленьи шкуры, снятые вместе с копытами. Одна из этих шкур была новой и показывала, что не так давно здесь приносились жертвы. Следы кострища на земле недалеко от капища указывали, что здесь было приготовлено и съедено мясо жертвенного животного.

Человек всегда создавал богов по своему образу – как по духу, так и по внешнему обличью. Остяки угощают свои божества, согласно своим предпочтениям, жиром и кровью, которыми и мажут лица идолам во время жертвоприношений.

Никто не осмеливается обрубить ветку в священном лесу… Остяки убеждены, что в этом случае с ними случится несчастье… Остяки не охотятся и не ловят рыбу вблизи таких лесов и даже не позволяют себе черпать питьевую воду в протекающем там ручье.

…То, чего с лихвой хватает в этих народах, так это чувства поэзии природы. В священном лесу в Мужах растительность действительно была прекрасной. Старые кедры с ветвистыми кронами формировали темно-зеленую стену, на фоне которой хорошо выделялись березы с белыми стволами и легкой листвой. Земля была покрыта цветущими растениями, …прекрасное зрелище представляли собой шиповник, малина, лютик, незабудка…”.

Итальянский путешественник, будучи носителем классической греко-римской культуры, неподдельно восхищался видами “священной рощи”, как он романтично, на античный манер, называет Мужигортское святилище. Среди предметов, переданных им в музей итальянского города Флоренция были и семь деревянных изваяний, взятых со святилища близ с. Мужи.

Можно по-разному относиться к работам С.Соммье, он действовал в соответствии со своими убеждениями просвещенного ученого, первооткрывателя Сибирской земли для европейских народов. Возможно, при этом, сам того не желая, он осквернил некоторые остяцкие и самоедские святыни. Но благодаря собранной им коллекции, сегодня можно видеть мужигортских идолов на его рисунках и в экспозиции Национального музея антропологии и этнологии во Флоренции.

А мы получили возможность реконструировать утраченное Ханты-Мужевс-кое святилище и фигуры его “обитателей”. Именно эта задача стоит перед участниками традиционного, уже 4-го по счету, музейного фестиваля традиционных ремесел “Земля мастеровая-2014”, который пройдет с 6 по 11 июля в природно-этнографическом парке-музее “Живун”.

Духи-хранители Мужигортских юрт, с возвращением из Флоренции!

А. Г. Брусницына,
директор

Шурышкарского музейного

комплекса.

Фото предоставленно автором.

5 июля 2014 года № 27

Северная панорама


Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

21 − = 17

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!