Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Павла, Павлина, Полина

Северная панорама

у войны не детское лицо



Павла, Павлина, Полина

Северная панорама
Десятилетняя Павла (первая справа) с сёстрами. 1939 год

Павла Субботина – одна из тех, чья юность пришлась на трудные военные и послевоенные годы. Судьба этой женщины интересна и необычна. Уже то, что за свою жизнь она сменила три имени, говорит о её неординарности. Слушать Павлу Васильевну можно бесконечно. Интересны её воспоминания о прошлом, увлекательны рассуждения о сегодняшней обстановке в стране и мире. Но, пожалуй, начну по порядку.

Итак, моя героиня родилась 31 мая 1928 года в семье Поповых Василия Яковлевича и Матрёны Гавриловны. Отец был колхозником, мать домохозяйкой. Несмотря на то, что Матрёна Гавриловна была неграмотная, с 1936 по 1946 годы она являлась депутатом окружного совета Остяко-Вогульского округа, а также некоторое время была толмачом.

– Мама помимо родного, зырянского, языка владела ещё ханты языком, – вспоминает Павла Васильевна. -И когда сотрудники НКВД ездили по тундре с целью “искоренения шаманства”, мама переводила оленеводам вопросы нквдэшников.

В семье Василия Яковлевича и Матрёны Гавриловны (в девичестве Дьячковой) родилось восемь детей, Павла (так нарекли девочку) была седьмой. К сожалению, до взрослого возраста дожили только пятеро: три сестры – Елена, Зинаида, Павла (на фото) и два брата – Яков и Алексей.

– Яков в 1940 году пошёл в армию, служил на Дальнем Востоке, а в 42-ом его сразу на фронт отправили, -рассказывает Павла Субботина. – Был ранен, долго лечился в госпитале в г.Рыби-нске. В 1945 году вернулся домой. Алексея тоже в 1942 году забрали на фронт, ему тогда 19 лет было. Помню, на пароходе его увезли. Каждый раз, когда приходил пароход, парней и мужчин отправляли целыми группами. На берегу стоял такой рёв! А потом приходили похоронки… Мы потом уже стали бояться каждого парохода.

Вербовали в годы войны не только представителей сильного пола. Молодых незамужних женщин тоже увозили в Омск, а оттуда отправляли работать на военных заводах. В такую трудовую армию забрали и старшую сестру Павлы -Елену. Девятнадцатилетней девушкой она встала у станка на военном авиационном заводе. Работать приходилось много, а еды практически не было. Приходилось собирать мёрзлую картошку, травы. Однажды Елена заболела и, наверное, умерла бы, если бы одна прохожая не подсказала рецепт из народной медицины.

– Когда девчонки приезжали домой в отпуск, старались быстрее выйти замуж, – вспоминает Павла Васильевна. – Хоть за кого, лишь бы больше не возвращаться в те нечеловеческие условия, в которых им приходилось жить и трудиться. Мы здесь, на Севере, хотя бы не голодали. Всегда была рыба, мясо, молоко, картошка, ягоды, грибы. А Лена наша так и проработала на этом заводе фрезеровщицей и токарем, пока замуж не вышла. Но это уже после войны было.

Суровые 40-е Павла Субботина помнит хорошо, ей тогда уже второй десяток пошёл. Училась в Мужевской школе в одном классе с Фёдором Алексеевичем Рочевым и Анисьей Герасимовной Артеевой.

– Помню, что жили тогда все, как одна семья, – отмечает моя героиня. – Не делились на начальников или простых работяг, приезжих или местных. Все были щедры друг с другом, не обижали, не воровали. Пьянства не было. Не до этого
было. Работали все с утра до ночи. Помню, как в школе нас кашей кормили. Был у нас такой Петя Коршунов. Мы его в классе выбрали дежурным по столовой. Он всё время с подносом ходил. Каша обязательно была или с маслом, или с вареньем. Летом, во время каникул, я работала у папы на рыбоугодьях. У него бронь была, как у рыбака-передовика. Угодья были далеко от Мужей, назывались Лабытлор. Моими обязанностями были чистка и засолка рыбы. Папа мне говорил: “Рыбу можешь есть сколько угодно, но денег не получишь ни копейки”. Всё время требовал, чтобы чистили сразу и тщательно. Вся рыба у нас шла первым сортом. И это несмотря на то, что катер приходил и забирал улов только раз в месяц. Иногда мама сама ездила в Мужи, чтобы сдать рыбу. Взамен получала талоны, привозила хлеб.

Ещё запомнилось Павле Васильевне, как спасались на угодьях от комаров. Делали дымокуры, других защитных средств и способов от “комариного ада” тогда не было.

Отдельные эпизоды из военного отрочества всплывают в памяти ветерана, и она переживает их заново, словно листая книгу прошлого.

– В 1944 году председателя колхоза не было (не помню, почему, наверное, ушёл на фронт), и депутаты решили назначить на некоторое время маму на этот пост, – делится воспоминаниями моя героиня. – Помню, пришла мама домой и рассказала папе, что её хотят назначить председателем. А он давай ругаться: “Ты же неграмотная! Как будешь документы подписывать? Дадут тебе бумагу с приказом расстрелять тебя, а ты и подпишешь!”. Но мама успокоила отца, мол, всё хорошо будет, ей в помощницы образованную девушку дадут, которая будет зачитывать тексты документов и т.д. Так мама проработала председателем до 46-го года. Она боевая была, трудностей не боялась.

Ещё один эпизод, который запомнился Павле Субботиной, это то, как их семья получила посылку из Румынии от Алексея:

– Было это в 1944 году. Алексей тогда принимал участие в освобождении Румынии. Каково же было наше удивление! В посылке этой отрез ткани был. Брат написал, что материя мне на платье. Ткань, помню, была нежно-кремового цвета с мелкими цветочками. Цветочки как настоящие! Я понесла эту материю к соседке Матрёне Васильевне Артеевой (Чупровой) и попросила её сшить мне платье. Она согласилась с условием, что остаток ткани возьмёт себе на кофточку. Платье получилось как в журнале мод. С широким подолом, с рукавами-фонариками. Я его потом на выпускной вечер надела и в Омске, когда училась, долго носила.

Но даже эта девичья радость от обновки из импортной ткани не могла сравниться с той радостью и тем воодушевлением, которые царили в душе девушки 9 мая 45-го. Вот где было настоящее счастье!

– В 45-ом я училась в 9 классе, – рассказывает Павла Васильевна. – Когда нам в школе сказали, что войне конец, мы стали бегать по коридору и кричать: “Победа! Победа!”. Стучали во все классы, обнимались, целовались, плакали от счастья. В этот день никто не учился и не работал. Все радовались, ликовали! Как же мы ждали этого дня!..

Окончив школу, летом 1946 года, Павла Попова поехала к сестре в Омск поступать в медицинское училище. Девушка мечтала стать зубным врачом, но, когда узнала, что студентам-медикам приходится резать трупы, испугалась и уже хотела ехать домой, но один случай поменял все её планы.

– Стою я на остановке, жду трамвай,

– вспоминает Павла Васильевна, – и тут ко мне подходят двое парней и говорят: “Девушка, а вы не хотите поступить в финансовый техникум? Тут новую группу формируют, двух человек не хватает”. Так я без экзаменов поступила в финансовый техникум и проучилась в нём полтора года.

В студенчестве моя героиня получила новое имя. Директор техникума на одном из занятий по политэкономии сказал: “Что это за имя Павла? Будешь Павлиной”.

– И в журнале взял да зачеркнул моё имя, написал “Павлина”, – говорит Павла Васильевна. – И в студенческом билете так было написано, и в дипломе.

Так Павлина Попова – дипломированный специалист – стала работать в окружном финансовом отделе в Салехарде. Позже попросилась в Мужи, к матери и отцу. Стала работать в районном финотделе. Здесь уже молодому финансисту “подарили” третье имя.

– Заведующий райфинотделом Кугаевский спрашивает, откуда, мол, в дипломе имя Павлина, я ему объяснила, а он: “Может, будешь Полиной?”. А я что? Раз говорят, пусть так и будет. В трудовой книжке у меня в строке Ф.И.О. всё перечёркнуто.

Долгое время женщина жила с именем Полина. До сих пор дети её второго мужа – Доната Павловича Субботина – называют её тётей Полей.

Павла Васильевна дважды была замужем. Первый раз она вышла за однокурсника Александра Маркова. Они вместе учились в 50-е годы в Ленинградском институте им. А.А.Жданова.

– Два года, с 1950 по 1952 годы, я проучилась там, но потом нам, северянам, сказали, что, если мы хотим и дальше учиться на полном гособеспечении (питание, одежда, обувь, стипендия), то нам надо перевестись в Герценовский институт, – объясняет моя героиня. – А если останемся здесь, то кормить не будут. Для меня это было важно, ведь мама Северная панорамане могла помогать мне. Наоборот я старалась отправлять ей посылки с сушками, кренделями, монпансье.

Павла Маркова (Попова) во время учёбы в Ленинграде, 1950 год

Студенческие годы в Ленинграде Павла Васильевна вспоминает с ностальгией. До сих пор помнит, как во время каникул они ездили на лыжную базу (зимой) или в Москву (летом). Деньги на питание во время каникул студентам тоже выдавали в институте. После суровых 40-х эти пятидесятые годы казались сказкой.

В 1955 году молодожёнам Марковым пришлось расстаться. Александра после института направили в Нарьян-Мар. Он там работал экономистом. А Павлу-Полину – в Аксарку на должность заместителя начальника РайОНО. Через месяц она добилась перевода в Нарьян-Мар. Но молодой семье недолго довелось просуществовать. В 1957 году Павла вернулась к родителям.

– Мама с папой совсем старые уже стали, им нужен был уход, и я написала письмо в окружком партии с просьбой о переводе в Шурышкарский район, – вспоминает Павла Васильевна. – Так в 1958-м я оказалась в Горках. Работала учителем географии. Маму с папой забрала с собой. В этом же году папа умер. Похоронили его в Горках. Мама переехала к Лене в Мужи.

Через некоторое время Павла Маркова вновь решила вернуться в первую профессию. Некоторое время проработала в райфинотделе, затем окрфинотделе в Салехарде и уже потом, до самой пенсии, главным бухгалтером в окрздраве.Северная панорама В Салехарде, ещё во время работы в окружном финотделе, она познакомилась с фронтовиком Донатом Субботиным, который стал впоследствии её вторым мужем, и с которым она прожила 30 счастливых лет.

Павла Васильевна с Донатом Павловичем на отдыхе в барнаульском санатории, 1983 год

– Донат Павлович был родом из Ханты-Мансийского округа из с.Канёво, – рассказывает Павла Васильевна. – Отец его был агрономом, сына назвал редким именем, в честь армейского друга, литовца. Донат участвовал в сражениях за Севастополь. В боях под Шауляем был тяжело ранен, долго лежал в госпитале. В

20 лет ему ампутировали ногу, и всю жизнь он прожил с одной ногой, передвигаясь с помощью палки. Это был замечательный человек, заботливый, хозяйственный. За ним я была как за каменной стеной.

Познакомились Павла и Донат уже в солидном возрасте: ей было 42 года, ему 45. Общих детей у них не было, но дети Доната Павловича от первого брака стали Павле Васильевне как родные.

Выйдя на заслуженный отдых, в 1978 году Субботины уехали жить в Барнаул. В 2008 году Доната Павловича не стало и спустя 4 года после его смерти, в 2012 году, Павла Васильевна вернулась на родину – в Мужи.

Сегодня она живёт одна под присмотром племянницы Любови. Несмотря на почтенный возраст (31 мая ей исполнится 87 лет), моя героиня сохранила ясный ум и хорошую память. Она любит разгадывать скан-ворды, читать, смотреть по телевизору новости. Активно интересуется политикой, очень переживает по поводу сложившейся обстановки на Украине. Павла Васильевна – интересный собеседник и весёлый, жизнерадостный человек.

Доброго Вам здоровья, Павла Васильевна! С Днём Победы!

Тамара Куляева.

Фото

из семейного альбома

П.В.Субботиной.

9 мая 2015 года № 19


Северная панорама

© “Северная панорама”. При использовании материалов
ссылка на “Северную панораму” обязательна.


Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!