Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В труде и здравии всю жизнь

Северная панорама

ровесники района


В труде и здравии всю жизнь

Северная панорама Почётный гражданин Шурышкарского района Дмитрий Ильич Конев родился 20 сентября 1928 года в селе Мужи. Это один из тех людей, кто пережил целую эпоху пестрой страницы истории страны с её взлётами и падениями, с голодным военным временем и передовым расцветом социализма начала 70-х. В свои 87 пенсионер до сих пор не теряет оптимизма, оставаясь энтузиастом любого труда.

В далёких 30-х годах отец Дмитрия Ильича по направлению вместе с семьёй переехал в Надымский район. Стал работать по договору в Ныдинском совхозе, потом в селе Нумги, что недалеко от Ныды, жили в землянке. В семье из детей выжили только он и сестра.

По словам пенсионера, немного воспоминаний сохранилось из раннего детства, однако, первую охоту на уток он запомнил хорошо.

– Отец работал ездовым на лошадях и на оленях, – рассказывает Дмитрий Ильич. – Вот однажды он взял меня с собой в губу на остров. Там рыбачили ненцы. Мы поехали на гребях. Потом пошли по берегу пешком, мелководье было. Отец дал мне двустволку и посоветовал идти до озера, на котором всегда были утки. Мне всего 6 лет исполнилось, я впервые тогда пошёл один на охоту. Подхожу к озеру, вижу, сидят утки. Неподалёку бугор увидел, решил оттуда подкрасться. Подошёл вплотную, прицелился и выстрелил дуплетом. Как меня отбросило! Ружьё улетело назад, но первые четыре утки подстрелил. Добычу тут же сварили…

В 41-ом отца Дмитрия Ильича не сразу призвали на фронт, на медицинской комиссии врачи обнаружили проблемы с сердцем. Но спустя год Илью Петровича всё же забрали. К тому времени Дима уже учился в пятом классе в Ныдинской школе. Каждый день из Нумги ходил за три километра.

Помнит, как пришло письмо от отца из Омска, где он проходил подготовку в учебной части. Отец отправил 300 рублей и посоветовал жене переезжать в Мужи. Какой же сложной оказалась дорога на родину! В губе колёсный пароход застал шторм. Пришлось пережидать. Вскоре на пароходе закончился хлеб. Из Салехарда прилетел самолёт, с борта которого сбросили мешки с продуктами. Но не все мешки удалось выловить.

Тогда Коневы всё же добрались до города, там пересели на другой пароход и дальше поехали в Мужи. Там мать с детьми устроилась у своего отца – Фёдора Мироновича Хозяинова. Позже они узнали, что Илья Петрович пропал на фронте без вести.

В райисполкоме определили, что в условиях военного времени все, кому исполнилось 13-14 лет, обязаны работать. Дмитрия Конева и его ровесников направили на рыбоучасток.

– Тяжёлое детство было, что уж говорить. Суточная норма была буханка хлеба и больше ничего, – вспоминает ветеран. – На берегу, где раньше почта была, стояла избушка. Там размещалась кухня рыбоучастка, где нас и кормили. Нальют ухи, некоторый раз повезет: попадётся кусок хвоста или кусочек картошки, а самой рыбы и не видели. Вот такая была плата за работу. Куда направят от школы, там и работаем до обеда. Рыбу из чанов вытаскивали и грузили на плашкоут, выгружали мешки с солью. Там работали мужики, кто не ушёл на фронт. Они наложат соли мешок, а ты едва тащишь! Тебя таскает из стороны в сторону, а они для смеха ещё пару лопат сверху в нагрузку бросят, так даже поднять не можешь. В колхозе тоже работали, на посадке картофеля и на уборке. Отчётные собрания помню хорошо, а однажды за работу кусок оленины в килограммов пять дали и немного денег.

Мать работала техничкой в райфинотделе, в этом же здании находились лесничество и страховой отдел. Она одна крутилась, чтобы прокормить семью. Дмитрий часто ходил ей помогать. Там же он узнал о победе.

После школы Дмитрий пошел работать в райземотдел, но там проработал недолго. Вызвал юношу директор Василий Вылкин и говорит:
“Сокращают тебя, а я советую, отправляйся в Ханты-Питляр, там колхоз хороший, богатый, грамотных людей не хватает”. На тот момент Дмитрию 17-ти лет ещё не было. Приехал и в тот же день сразу на работу вышел, картофель перебирать. Затем его и Ивана Чупракова с четырьмя женщинами отправили заготавливать дрова для Госпара (государственного пароходства). В летнее время рыбачили, “закрывали” местный сор. Один раз молодому колхознику довелось вплотную встретиться с медведем.

– С утра проверяю ставную сеть, вдруг, вижу, медведь плывёт. В метрах десяти от меня, – рассказывает Дмитрий Ильич. – Я около берега стоял. Он, видимо, почуял, что в сетях рыба есть, поплыл в мою сторону. Я снасть бросил, отъехал 5-6 метров, приготовился, но кроме весла ничего у меня не было, даже ножа. Медведь от меня уже в двух метрах. И вдруг он доплывает до берега и начинает воду пить. Я свистнул, медведь от меня в кусты рванул.

В 1947 году Дмитрий получил грамоту “За досрочное выполнение годового плана по рыбодобыче на 100%”. До 1 августа годовой план у Конева уже был выполнен. Его тут же отправили заготавливать сено для колхозного скота. Так в то время положено было. Не раз Дмитрий Конев достигал высоких производственных показателей. Однажды его с двумя женщинами командировали в Хашгорт для складирования дров для Госпара. Нужно было за месяц перетаскать все заготовленные дрова на берег. Работали с утра до позднего вечера и управились меньше чем за две недели.

В 1948 году 17-летнего передовика производства направили в Салехард на курсы счетоводов. Сразу после их окончания Дмитрий пошёл служить в Советскую Армию.

– Сами с Михаилом Ануфриевым явились в военкомат, – не без гордости отмечает герой. Попал в сапёрную часть в город Карачи Брянской области. От города, правда, тогда только название осталось. Всего три дома уцелело после войны.

Жуткая картина предстала перед нами. Один раз с товарищем Михаилом мы пешком пошли в город, по дороге увидели странный холм и решили подойти ближе. Это была большая, метра четыре в высоту насыпь земли, из которой виднелись трупы людей. Никогда не забуду тот ужас!

В 1950 году Дмитрия Ильича перебросили в Киев, там солдаты разбирали разрушенные здания.

– Запомнилось, как ехали до Украинской ССР, – вспоминает герой. – До границы всё было разрушено, посёлки, деревни сожжены. Дороги после бомбёжек не восстановлены. В самой Украине всё выглядело лучше. Там даже завод сохранился, построенный ещё при Екатерине. Правда, уже полуразрушенный, мы его разбирали. Не все там были рады нашему присутствию. Как-то раз идём по городу строем, слышим, как пожилые люди кричат нам, чтобы мы убирались… Были предложения остаться там служить, работать, но никто из нас не согласился.

После армии Дмитрий вернулся в Ханты-Питляр, за это время колхозы объединились. Пошел работать в рыбкооп на заготовку дров. В колхозе же ставка была небольшая. Молодой человек уже хотел переехать в Березовский район к родственникам и там искать работу. Но вдруг его вызывают в сельский совет и предлагают остаться работать секретарём. Позже Дмитрий Ильич стал председателем сельсовета.

Где только не довелось за всю свою жизнь трудиться Коневу. До армии работал в школе кочегаром, в почтовом отделении, затем лесником три года. После Дмитрия взяли в строительную бригаду работать по договору. Ошкуривали брёвна, делали срубы и пронумеровывали. Так три дома построили. И потом, когда уже в сельсовете работал, физического труда не чурался. Подрабатывал на распиловке дров. Днём в сельском совете работал, а вечером брёвна пилил. По словам пенсионера, за распил брёвен он зарабатывал по 1200-1300 рублей, до двух тысяч иногда
доходило. Тогда как в сельском совете получал на руки со всеми вычетами менее 50 рублей.

Скоро Дмитрий женился, однако с первой женой он прожил совсем недолго, через год она умерла после родов, сам растил сына, успевал хлопотать по дому.

Ответственность на работе была большая, иногда приходилось быстро принимать решения.

– Дело было в январе, – рассказывает пенсионер, – приходят мужики и говорят, что последний стог вывезли, и что заготовленное сено уже закончилось. Звоню директору в Горки, мол, давай, выручай нас, кормить скот нечем. Он отвечает, что по отчётам ещё много должно остаться, но на деле сена не было. Тогда пришлось всех совхозников отправить заготавливать тальник. Привезли специальное оборудование для помола. В итоге к концу зимы все лошади были упитанные, а коровы стали хорошо доиться. Около 50 коров тогда было в совхозе. Летом теплоход ходил, останавливался в Мелёксиме, туристы покупали сметану, творог. Зимой совхозники возили замороженное молоко в Салехард на продажу. Так и жили. Работы не боялись.

Второй раз Дмитрий Ильич женился на Ольге Никифоровне Леонидовой, бывшей жительнице Ленинграда. Вырастили вместе шестерых сыновей. Год назад супруга Дмитрия Ильича ушла из жизни.

Сейчас пенсионер помогает детям и внукам. Те сами часто приезжают навестить деда.

– Недавно приезжала правнучка, ей 3 три года, стихи мне рассказывала, – хвалится дед.

Дмитрия Ильича часто можно встретить на улице, он любит проводить время на свежем воздухе, общается с людьми, помогает мудрым советом, вспоминает былое. Возраста своего Дмитрий Ильич не чувствует, а всё потому, что трудностей не боялся и не завидовал никому. Так и другим советует жить.

Вениамин Горяев.

Фото автора.

13 февраля 2016 года №7


Северная панорама

“Северная панорама”. При использовании материалов
ссылка на “Северную панораму” обязательна.


Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 2

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!