Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

У нас была лучшая мама!

Last updated on 7 мая, 2022

И так считаю не только я, а все мои братья и сёстры: Владимир, Елизавета, Павел, Раиса, Александр, Вениамин, Ирина, Ростислав, Алла и Вероника. Трое старших являлись сводными по отцовской линии, к сожалению, мало им удалось пожить на белом свете, но, так или иначе, все они были для нас близкими людьми.

Наша мама Татьяна Николаевна Енова (Шульгина) родилась в сентябре 1936 года в хантыйской деревне Землянки (Мувхот курт) Шурышкарского района недавно образованного Ханты-Мансийского национального округа Омской области в семье рыбака-охотника и была первенцем. Как-то она рассказала мне о проводах своего отца Николая Васильевича Шульгина 1905 года рождения и дяди Романа Васильевича Шульгина 1917 года рождения на фронт: «В середине июня 1942 года в деревню Землянки на неводнике приехало несколько человек, двое из них были мужчины-ханты, а остальные трое – русские, одетые в военную форму. Все они собирали людей в армию.

Тогда отец подошёл к дневной люльке, в которой спала его младшая дочь, поцеловал её, с горечью промолвил: «Маленькая моя, когда же вырастешь?» Затем он попрощался с нами и сразу пошёл на берег догонять призывников».

С того июньского дня 1942 года мама никогда больше не видела своего отца и дядю. Только лишь в Книге памяти Шурышкарского района ЯНАО есть о них несколько скупых официальных строк: призван Шурышкарским РВК в июне 1942 г., национальность – ханты, 1905 г.р., беспартийный, без вредных привычек, неграмотный, писем не было, рядовой, стрелок. И точно такая же запись находится напротив имени её дяди. Вплоть до сегодняшнего дня о них ничего мы не знаем. Их имена не занесены в поселковый обелиск «Павшим в Великой Отечественной войне». Наша мама при жизни часто обижалась, что отца даже в День Победы никогда не вспомнят…

Осенью 1943-го года бабушка на лодке-колданке отвезла маму учиться в подготовительный класс четырёхлетней школы-интерната посёлка Азово. Детей в то военное время было немного. Мама вспоминала, что на весь интернат их набралось всего-то семь девочек. Чтобы выйти на улицу они имели лишь одни валенки, фуфайку и шаль. Интернатских учениц кормили неважно, всё время им хотелось есть. Родителей рядом не было, так как все они находились на постоянной тяжёлой колхозной работе. В 1948-ом году в посёлке Азово была построена новая семилетняя школа-интернат. В то время и детей стало больше. В 1951-ом году мама окончила школу семилетку и поступила в Фабрично-заводское училище Салехардского рыбокомбината по специальности «кормприёмщик рыбы».

Во время учёбы всем им выдавали морскую форму, а другого обмундирования в послевоенное время и не было.

Воспитанницы Азовской семилетней школы-интерната, 1951 год,
(Татьяна Шульгина – четвёртая слева в верхнем ряду)

Позднее мама вспоминала, что однажды в 1953 году всё их училище сразу построили и объявили, что умер Иосиф Виссарионович Сталин. Их мастера и воспитатели вытирали слёзы, многие громко плакали.

После прохождения практики и получения специальности Татьяну Шульгину направили на работу кормприёмщиком рыбы в свои родные места. В те годы на деревянных плашкоутах вместе с напарницей-матросом она с мая вплоть до первых чисел октября вела ежедневный приём рыбы у колхозных ловцов.

Всю рыбу они обкладывали льдом, посыпали солью и укладывали в трюме, а через некоторое время к ним сразу подъезжало очередное производственно-транспортное судно, забирало ящики с мороженой рыбой и отвозило в город Салехард на рыбокомбинат.

С 1954 по 1960-е годы, кроме работы кормприёмщиком, маме дали общественную нагрузку – ликвидировать безграмотность, так как тогда в двух наших небольших деревнях Зимние и Летние Карвожи все жители не умели ни читать, ни писать. А она для того времени имела среди всех своих ровесниц и людей старшего поколения семилетнее специальное образования, хорошо владела русским языком. Многих из наших неграмотных рыбаков-охотников и их жён она научила алфавиту, а также правильно расписываться большими печатными буквами.

Если приезжало районное начальство, чтобы провести какое-то собрание, то ни одно такое мероприятие не обходилось без Татьяны Николаевны, так как никто из них не владел хантыйским языком, а наши жители, наоборот, не понимали русского языка.

У нас была лучшая мама! Она и родных детей, и детей мужа вырастила, достойно воспитала. Каждого обшивала с ног до головы. В советское время мы ходили в кожаной хантыйской обуви, выделанной и красиво сшитой её заботливыми руками. В зимнее время каждый из нас имел меховые кисы, выложенные орнаментами. Сколько сил и умения надо было ей отдать только для того, чтобы не только обшивать себя, нашего отца, старших и младших, а также шить женские хантыйские ягушки и мужские малицы для нас и людей.

В начале июля 2021 года мамы не стало. Я часто вспоминаю её слова: «Бог дал мне трудную, но долгую и счастливую жизнь. Наверное, потому что мой отец ушёл защищать Родину и погиб совсем молодым, оставив лучшие годы своей жизни для меня. Ваш отец на девять старше меня, умер очень рано и не являлся никогда рыбаком-передовиком, но он был хорошим отцом и мужем».

Наша мама – Татьяна Николаевна Енова (Шульгина) От имени Президиума Верховного Совета СССР, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР за свой нелёгкий материнский труд была награждена «Медалью материнства» I степени, «Медалью материнства» II степени, орденом «Материнская слава» III степени, памятной медалью «Дети войны», имела почётные звания: Ветеран труда ЯНАО и Ветеран труда Российской Федерации.

Владимир Енов, сказитель народа ханты, член Союза писателей России.
Фото из семейного архива.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

52 − 42 =

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!