Северная панорама

дата памяти

Уважаемые жители Шурышкарского района!
30 октября вся страна скорбит перед памятью тех, кто был безвинно осужден. День памяти жертв политических репрессий для нашего района - сломленные судьбы, напоминание о людях, для которых Шурышкарский район стал вторым домом. И сегодня мы гордимся их трудолюбием, стойкостью, терпением и тем, что в самые тяжелые годы они сумели сохранить лучшие человеческие качества. Вечная память погибшим в годы репрессий, крепкого здоровья ныне живущим. Пусть наше молодое поколение помнит историческую правду и приложит все усилия, чтобы трагические события 30-40-х годов ХХ века никогда больше не повторились.

Глава муниципального образования Шурышкарский район
А.В. Головин.


твои люди, север!

"Главное - мир на земле"
Так считает Зинаида Ивановна Балина,
отметившая 20 октября 90-летний юбилей

Северная панорама
Зинаида Ивановна Балина с дочерью Любовью и сыновьями Александром и Анатолием в юбилейный день рождения

Восемь внуков, одиннадцать правнуков, двое праправнуков - если рисовать семейное древо, оно получится ветвистым, большим, стойким. "Я богатая бабушка", - смеётся Зинаида Ивановна Балина. В прошлую пятницу дети и внуки отметили славный юбилей бабушки - 90 лет.
Девяносто. За долгие годы жизни накапливается множество воспоминаний - светлых и тех, к которым никогда не хочется возвращаться, но которые закалили характер, сделали выносливым тело. Такие воспоминания до сих пор терзают душу Зинаиды Ивановны. В сороковые годы её семью репрессировали - выслали из солнечной Молдавии в суровые условия Крайнего Севера.
Шёл 1941 год, маленькой Зинаиде тогда ещё не было 14 лет. Чета Баламутовских, Александра и Иван, рано утром подняла своих пятерых ребятишек, накормила, усадила на телегу, застеленную соломой, и все вместе на единственной лошадке поехали обрабатывать поле. Рожь, пшеница, подсолнухи, кукуруза - всё семья растила своими силами. А ночью семью разделили и выслали из родной деревни: отца отдельно, мать с детьми - отдельно. С тех пор папу дети так и не видели... И многие дети не дождались своих отцов: от голода, холода, цинги люди погибали ещё в дороге.
Не объясняя причин, сонных жителей деревни вывели из домов, не дав времени на сборы, затолкали в товарные вагоны и отправили сначала в Омск, Тобольск, затем пересадили на баржи и - дальше, в Новый Порт. Они ничего не знали о том, что происходит, им только сказали, что с неба падают бомбы - началась война.
В чем были, в том и поехали: собираться было некогда, Зина была в одном летнем платье. Полярный холод забирал жизни одну за другой. Из Нового Порта баржи отправились дальше, в Яптик-Сале - а там даже домов не было, одна табличка, что на этом месте будет посёлок. В пути караван разбило - деревянные баржи разрушились сразу, сохранились только железные. Те, кто выжил, причалили к берегу, взрослые собирали вещи, которые выносило на берег - спасительные запасы: мешки с сахаром, ящики с маслом, котлы для готовки. Жгли костры из досок деревянных барж. Всеми силами держались за жизнь.
- Детей потом вывезли обратно в Новый Порт, а взрослые там остались, конечно, за зиму там почти все умерли, - с горечью вспоминает Зинаида Ивановна: в Яптик-Сале она потеряла маму. - У всех тяжёлая жизнь была, война есть война. И молодым, и старым, всем доставалось. Может, за детские мучения мне Бог жизнь долгую дал и здоровьем не обидел.
Рабочих рук во время войны не хватало, поэтому дети тоже работали. В Новом Порту ребятишки помогали взрослым выпутывать рыбу из огромных неводов, складывали её в тачки и перевозили к рыбозаводу. Одевались в то, что давали местные жители: кто сапоги старые подарит замерзающим детям, кто кофту. С миру по нитке - голому рубаха, эта пословица буквально отражала реалии военного времени для тех, кого вырвали из родного гнезда и сослали за Полярный круг. Как-то вместе со взрослыми Зинаида ездила в ямальский мерзлотник, где училась солить рыбу в огромных чанах. Несмотря на рыбное изобилие, широкие масштабы заготовок, кушать было практически нечего - вся рыба предназначалась фронтовикам.
Вскоре Зинаиду Ивановну и других ребятишек отправили в Шурышкарский район, где в Кушевате в то время был детский дом. Здесь условия были несколько лучше: худо или бедно, но детей кормили, согревали, были даже кровати. По-русски девочка из Молдавии не знала ни слова, и если бы у себя дома она пошла уже в восьмой класс, то здесь её посадили в первый, ведь отличался даже алфавит. Зинаида Ивановна и сейчас с благодарностью вспоминает свою учительницу, Марию Александровну Гудкову, которая с большим терпением и заботой посвятила себя обучению детей.
Но послевоенные годы всё равно были очень тяжёлыми. Из братьев и сестёр рядом с Зиной была только Лида. Кого на лесозаготовки отправили, кого в Салехард учиться, встретились они уже после войны. Воспитанники Кушева-тского детского дома помогали взрослым заготавливать дрова на зиму: обрубали сучья со стволов, складывали поленницы. Зинаида Ивановна не только училась, но и работала сторожем в старой церкви: отопление было печное, и нужно было следить за тем, чтобы не возник пожар, ведь здесь спали дети. Как и все ребята, дежурила на кухне. Однажды перед обедом выносила остывать большой бак каши, и вдруг из-под стола выскочил ребёнок, выбил случайно у Зинаиды бак из рук, горячая каша попала ей на лицо, руки, ноги... На следующее утро девочка увидела над собой большой жёлтый пузырь - ожог оказался очень сильным. И, несмотря на продолжающийся в стране голод, ещё долгое время Зинаида Ивановна не могла даже смотреть на кашу, не то, что её есть.
- Всем тяжело было, но нам - вдвойне. У местных жителей всё равно где-то картошечка, где-то корова, одежонка какая была. Но кто чем мог - помогали, - с благодарностью отмечает Зинаида Ивановна. - Всю зиму в резиновых сапогах залатанных ходила, ноги мешковиной обматывала, чтобы не обморозить. Вот не поверит никто, наверное, а так было: всю зиму в одних чулках проходила - и ничего!
Время шло, дети повзрослели. Детский дом научил их быту, но наступило время жить самостоятельно. Недолго проработав в Горках, Зинаида Ивановна отправилась в Мужи. Здесь она устроилась домработницей в семью. Семья была большая, девять человек! Хозяйка была отзывчивой и доброй, она многому научила Зинаиду, помогала вести дом. У хозяйки был брат Георгий, на девять лет старше девушки, - лучший печник района, фотограф, часовой мастер. В 1948 году они с Зинаидой поженились.
Георгий работал в Комбинате бытового обслуживания, где открыл фотоателье. Проявлял пленки, печатал фотографии, обрабатывая края снимков резаком с рифлением, накладывал цветность на чёрно-белые изображения. Фотографировать очень нравилось, жители высоко ценили его талант. А для витринных снимков ателье позировала, конечно, любимая жена. В то время она уже работала в больнице санитаркой, там Зинаида Балина проработала 38 лет. Участвовала и в творческой жизни коллектива - вместе с коллегами готовили концертные номера, пели. За пятьдесят один год совместной жизни они с мужем воспитали троих замечательных детей. 18 лет назад Георгий Александрович ушёл из жизни. Анатолий, Любовь и Александр с большим уважением и бережностью относятся к маме, помогают вести хозяйство, хотя Зинаида Ивановна сама ловко управляется и с домом, и с огородом.
- Старость-то хорошая! Дети уважают, достаток в доме, тепло, светло, чисто, сытно - что ещё надо, - улыбается Зинаида Ивановна.
В юбилейный день рождения звонки разрывают телефон, почтой идут телеграммы и письма, череда гостей навещает Зинаиду Ивановну с добрыми пожеланиями. Никто не забыл поздравить юбиляршу с праздником, и глаза её светятся добром.
- Здоровья всем, кто ещё помнит и заботится о нас! - отвечает Зинаида Ивановна на поздравления. - А самое главное - чтобы мир на земле был.

Элина Шмидт.
Фото Татьяны Паршуковой.


Северная панорама
"Северная панорама". При использовании материалов
ссылка на "Северную панораму" обязательна.


Яндекс.Метрика