Северная панорама

ТВОИ ЛЮДИ, СЕВЕР!

Жизнь с двумя именами
29 сентября свой девяностолетний юбилей отметит Ираида Федоровна Чупрова. Но многие односельчане знают женщину и под другим именем…

Северная панорама Северная панорама

90 лет, девять десятилетий, без малого век. Годы беспощадных репрессий, кровопролитная Великая Отечественная война, развал одной державы, зарождение и процветание другой, и за всем этим - наполненный трудностями и радостями жизненный путь одного человека, хрупкой, но сильной женщины.
Ираида Федоровна Чупрова родилась 29 сентября 1929 года здесь, в Мужах. Родители выбрали для дочери звучное и редкое имя Раиса, с ним она вырастет и проживет долгие годы. Уже позднее бюрократическая ошибка признает короткое «Рая» производным от полного «Ираида», а паспортист внесет неверное имя в метрику женщины. А пока это Раиса, долгожданная и любимая дочь.
К моменту рождения девочки Мужи стали второй Родиной для семей и отца, и матери. Мама Елена Петровна с родными бежали из Коми АССР от безжалостного раскулачивания. Будучи там зажиточными хозяевами, ехали на своих оленях, которые в пути стали «падать» от болезни. В Мужи добрались с жалкими остатками стада. Семья отца Хозяинова Фёдора Фёдоровича, тоже выходцы из Коми Республики, к этому времени в Мужах жили уже достаточно долго.
Когда Раисе было два года, в семье случилось больше горе. Из-за осложнений после перенесенной кори умирает один из старших братьев.
- Лет семь ему было, росточком уже большой, помню по фотокарточкам, - рассказывает моя героиня. - Тогда всей семьей переехали в село Восяхово, там построили дом, купили корову.
Но беда, уже посетившая семью Хозяиновых, возвращается к ним вновь. Второй сын заболевает паротитом, в народе эту инфекцию называют «свинка». Молодой местный фельдшер оперировать отказался, время - самая «распутица», до Салехарда не добраться. Так мальчишку «свинка» и задушила. Уже спустя годы, мама узнает народное средство борьбы с недугом и вылечит без докторов заболевшую самую младшую дочь. Нине она делала примочки пленкой, добытой из оленьей необработанной шкуры и хозяйственного мыла.
Так Рая остается в семье одним ребенком. Отец принимает решение уезжать, все хозяйство распродают, и семья перебирается в село Старый Надым. Там у Раисы рождается две сестренки - в 1932 году Таисия, а несколькими годами позже - Валентина.
- Я хорошо это время помню, речку, дом наш. Папа рыбачил и охотился, мама занималась хозяйством и детьми. Ей местный климат страшно не подошел, началась цинга, стали выпадать зубы, - рассказывает женщина.
Пять лет уже большая семья Хозяиновых жила в Старом Надыме, когда глава семейства решает перебираться дальше на север, в затерянный среди бескрайних вод Обской губы поселок Нумги. Там в то время процветало скотоводство, пасли коров, лошадей, выращивали помидоры, огурцы и картофель, несмотря на суровый климат, - Вот зачем было тащить нас, маленьких, в такую даль! - по сей день не понимает и робко осуждает решение отца моя героиня. - Поехали туда на плоту, во время путешествия сгорели документы. Приехали, поселились в маленькой избушке «на курьих ножках», холодно, поздняя осень уже. Валя годовалая простыла, развилось воспаление легких, и она умерла.
Медленно и постепенно жизнь налаживалась, входила в спокойное русло. Поселок тогда активно строился силами молодых энтузиастов - комсомольцев. Семье Хозяиновых выделили однокомнатную квартиру в новостройке.
Начальной грамоте местных мальчишек и девчонок обучали в сельской школе, с пятого же класса ребята пешком ходили в поселок Ныда - по дороге двенадцать километров в одну сторону, напрямую, «по телеграфным столбам» - семь.
Когда Рая закончила четвертый класс, весь мир, и даже самый далекий и крайний Север, всколыхнула весть о начавшейся войне. Сразу стало понятно - пришла большая беда.
Один за другим из поселка уходили на фронт мужчины, в 1942 году призвали и отца. Мама осталась одна с тремя дочками - Раисой, Тасей и маленькой Ниной, которая родилась за три года до начала войны, в 1939-м.
- Руки у мамы были «золотые»! Все шила сама: и шапки, и бурки, и туфли, и одежду. Корову имели, рыбу ловили в Обской губе, сетки ставили, морошку собирали, - вспоминает Раиса Федоровна. - Папа уехал и все время писал: «Раиса, учись! Неграмотной не будь!». А я пять классов окончила и больше учиться не стала. Летом помогала в совхозе сено косить, так и осталась на зиму работать. Мне было 13 лет.
Женщина признается, что те суровые края часто видит во сне, хотя наяву, после переезда, там ни разу не бывала. Вот где человек на крепость духа и тела проверяется! Такой климат, как там, не каждому под силу одолеть и «приручить»!
- Лето там проходит, словно мгновение, очень быстро. Зимой такие метели, что от дома до работы или магазина веревки натягивают, так по ним и передвигаются, иначе заплутаешь в пурге и замерзнешь. Здесь я таких метелей не видала! - говорит женщина.
Бушевала война, а маленький Крайний Север старался и работал на благо фронта и защитников Родины, снабжая их рыбой, мясом, дровами. Мужчин в поселке практически не осталось, а детей детьми уже и не назвать. Мальчишки и девчонки, наравне с взрослыми, работали на полях и делянках, внося свой вклад в долгожданную Победу.
- Не помню, что я видела во сне этой ночью, но проснулась с полной уверенностью - сегодня война закончится! - вспоминает женщина волнительное, торжественное 9 мая 1945 года. - Мы, как всегда, с бригадой пошли рубить лес неподалёку от села. Я женщинам говорю: «Вы чего сегодня работаете, бросайте! За нами скоро приедут!». Те злятся, пугают, что трудодень не поставят. А я им одно - работать не надо, вот-вот приедет тройка лошадей, привезет новость, что война кончилась. Места себе не нахожу, залажу на ель. И правда! Едет! Тройка лошадей, в лентах и колокольчиках. Женщины меня на руки подхватили, качают. Откуда у меня взялось такое предчувствие? Больше в жизни никогда такого не было!
Отец семейства вернулся домой лишь в 1946 году, он дошел до Берлина, потом попал на войну с Японией. Семья оставалась в Нумгах, Раиса -в Ныде, училась на пекаря и продавца, пока подрабатывая уборщицей. Потом работала в магазине «Рыба Мясо», продавала продукты, «отпускала» керосин.
- Была там старенькая столовая около берега, заведовал ей мужчина, и случилась у него растрата в шесть тысяч рублей - бешенные в то время деньги, - вспоминает Раиса Федоровна. - Его уволили, а должность эту мне, семнадцатилетней, предложили. Сначала не соглашалась, боялась очень, да и отец не разрешал, потом решилась. Работы много, три должности - буфетчица, заведующий столовой и кладовщик - на мне одной, но и зарплата хорошая, 650 рублей.
На большой должности молоденькая девушка протрудилась всего два с половиной месяца. Отец, работая приемщиком и добытчиком пушнины, принял решение возвращаться на Родину, в Мужи. Раиса сопротивлялась, ехать не хотела, тогда папа написал письмо местному прокурору с требованием принудительно уволить несовершеннолетнюю девушку. Восемнадцать лет Рае должно было исполниться через месяц.
Сначала семья перебралась в село Горки, но работы там не было. Год промаялись, следующей весной поехали в Мужи. Здесь тогда развернулась стройка Дома инвалидов. Сначала Раиса подрабатывала разнорабочей, затем - кастеляншей. Встретила своего «суженого-ряженого».
- Мне было шестнадцать, я решила погадать. Закрыла колодец, произнесла «Милый, желанный, суженый-ряженый, приснись мне во сне», а ключ спрятала под подушку, -смеется женщина. - Мне тогда приснился парень в военной форме, который попросил у меня воды из колодца напиться.
Иосиф Иосифович Чупров стал тем военным из сна. Он служил в Германии и должен был пробыть там до 1949 года, но был контужен, получил инвалидность второй группы, комиссован. В Мужах работал плотником.
Молодые полтора года продружили, после поженились. Вскоре родилась дочка Фаина, затем Надежда, а потом друг за другом три сына Анатолий, Виктор и Алексей.
- Жили скромно, не сказать, что в большой нужде, но трудновато, особенно когда дети появились, - вздыхает женщина. - Хорошей помощницей мне всегда была свекровь, водилась с внуками. Ее не стало, когда младшему сыну Алеше было три с половиной года. После рождения второй дочки Нади, перешла работать в больницу, санитарочкой. Там и осталась фактически на двадцать восемь, а по документам на двадцать пять лет: три года трудовых записей каким-то образом потерялись.
Ещё с одной документальной оплошностью связана и история двойного имени женщины.
- Когда настало время менять паспорт, обратилась в паспортный стол, пришла за готовым документом и увидела, что в графе «имя» значится Ираида. Паспортист даже слушать не стал мои возражения, утверждал, что в метрике я записана именно так, - рассказывает Раиса Федоровна, «чужое» имя она не жалует по сей день.
Любимый супруг умер, когда ему было 63 года. Из трех дочерей семьи Хозяиновых женщина осталась одна: Нина ушла раньше, Таисия долго болела, умерла в Салехарде.
С 2011 года Ираида Федоровна живет в теплой и уютной квартире. До этого почти тридцать лет мерзли в старом деревянном доме по улице Республики. Рядом сегодня дети, внук и четыре внучки, семь правнуков. Они помогают в хозяйственных хлопотах, всегда выслушают и поговорят, согревая дорогую маму и бабушку своим теплом, а та, в свою очередь, дарит им безграничную нежность и любовь, что хранится в ее большом и добром сердце.

Валентина Никитина.
Фото автора и из личного архива И.Ф. Чупровой.


   На главную страницу "Северной панорамы"
Северная панорама
"Северная панорама". При использовании материалов
ссылка на "Северную панораму" обязательна.


Яндекс.Метрика