Северная панорама

НАВСТРЕЧУ ДНЮ РАЙОНА

Волной переселения - к берегам Кушевата
То, что спецпереселенцы в 30-х годах прошлого века основали Горки, известный землякам факт. О том, какую роль они сыграли в развитии сельского хозяйства Шурышкарского района -своей новой малой родины, - в колонках "Северной панорамы" времен перестройки

Северная панорама

30-е годы XX века в Советском Союзе - время, когда многие крестьянские семьи по признаку «кулаки» были насильно высланы из своих домов на чуждые им отдаленные территории для их освоения. Север европейской части страны, Казахстан, Сибирь и некоторые другие регионы стали для них новым домом - поначалу чужим, неуютным, и, конечно, нежеланным.
За год, с июня 1930 года по июнь 1931 года, на берега Большой Оби сослали переселенцев из Южной Сибири, Урала, Краснодарского края, Остяко-Вогульского округа (ныне Ханты-Мансийского), Поволжья.
В мартовском выпуске районной газеты 1990 года были опубликованы воспоминания Натальи Васильевны Ложкиной: «Нас поселили в холодные недостроенные бараки, а через несколько дней из Мужей нахлынула свора уполномоченных во главе с назначенным к нам комендантом Яшей. Провели собрание. Спецпереселенцев выстроили вдоль маленького палисада, перед деревенскими домами, - на единственном чистом месте, и Яша произнес речь, и она была коротка: «Вот здесь, - он обвел окружавший нас лес, - вы будете жить и работать. За нарушение дисциплины, невыполнение нормы, вредительские разговоры вас будут карать. Все остальные вопросы - к бригадирам». Так началось строительство Горок.
Подробно о приспосабливании (а по-другому это не назовешь) спецпереселенцев к новой жизни и о том, как они поднимали сельское хозяйство всего Шурышкарского района на новый уровень - в строках двадцативосьмилетней давности, опубликованных на страницах «районки» воспоминаний и исследований Юрия Малькова в цикле «Вспоминая прошлое, думая о настоящем».

Северная панорама

Новый дом
Горки переселенцы выстроили так, как привыкли видеть свои бывшие родными деревни. Главным «архитектором» застройки был начитанный, уважаемый всеми Михаил Тихонович Лымарь. Он был родом из кубанской станицы, и потому новый поселок строился, что называется, «по образу и подобию»: три прямые улицы, которые пересекают переулки. На картах тех лет поселок носил двойное название - Красные Горки, но позже цветной эпитет растворился во времени.
Ссыльные отладили строительство 4-квартирных бараков. В 1931 году они отстроили первые 44 дома на месте нынешних Горок. Часть переселенцев получила жилье, другие проживали в Кушевате. В 1932 году начала действовать участковая больница. К 1934 году в Горках насчитывалось три улицы, 187 хозяйств, два смешанных ларька, медпункт, школа на 120 мест.

Дружба народов
Было тогда несколько категорий раскулаченных. Одних ждала тюрьма, лагерь и даже расстрел. Других выселяли - на отдаленные территории («кулаки-выселенцы») или в пределах округа проживания («кулаки-расселенцы»). Терминология со временем изменялась, после 1945 года было принято универсальное слово «спецпереселенцы» постановлением СНК СССР от 8 января.
Ссыльные были лишены двух фундаментальных прав - гражданского и свободы передвижения. За их деятельностью непрерывно следил НКВД. Любое «неверное» коммунизму дело или слово могло привести к печальным последствиям.
Местным жителям НКВД-шники объяснили: ссыльные - это белые, а они - красные. Белые - значит, враги, и помогать им нельзя. И поначалу действительно коренные жители относились к пришлым предвзято.
Переселенцы знали: обратного пути нет, нужно учиться жить на новом месте - строить дома, работать, кормить семью. И нужно было наладить контакт с местными жителями, у которых были в запасах продукты питания, мука. Но что дать взамен, если у тебя ничего толком нет? Меняли посуду. «Некоторые наши мужчины, женщины, дети от голода стали пухнуть. Я набралась смелости и решила пойти пешком в Нагорные Лангивожи, которые расположены ниже Горок в двадцати километрах. В этих гортах проживал Маркел Тимкин со своими сыновьями Иваном, Василием, Ильей. Обменяла посуду на муку и хлеб и решила пойти обратно, но подул сильный ветер, и я попросилась переночевать», -вспоминает переселенка. Женщине отказали в просьбе - «Красные придут, ругать будут». Сквозь метель, почти не видя дороги, она едва добралась обратно.
Но другие коренные жители сами шли на контакт, подсказывали, как выжить в суровых климатических условиях. Спецпереселенцы стали болеть цингой, но с недугом справились: помогли советы местного населения - употреблять в пищу сырую рыбу. Занимались подледным ловом. «Ловили, в основном, стерлядь, благодаря которой люди стали приходить в себя. Разумеется, рыбоохраны в то время не было», - пишет Юрий Мальков.
Со временем стена холода в отношениях между коренными жителями и спецпереселенцами рушится. Трудолюбие «новых северян» не могло не покорить. Они занимались заготовкой стройматериалов, обрабатывали кожу, развивали кузнечное дело, животноводство, растениеводство и другие отрасли в колхозе, рыбный промысел - в рыбозаводе. Подробнее о том, как переселенцы поднимали сельское хозяйство, - в следующем номере.

Подшивки листала Элина Витязева.
Фото из фондов МБУ «Шурышкарский районный музейный комплекс им. Г.С. Пузырева».


   На главную страницу "Северной панорамы"
Северная панорама
Технический редактор Михаил Белоруков
"Северная панорама". При использовании материалов
ссылка на "Северную панораму" обязательна.


Яндекс.Метрика