Северная панорама

ИВАН ИСТОМИН

Северная панорама


ЖИВУН
Роман

Глава шестая
Заноза


1

    После встречи на пристани Эгрунь стала чаще попадаться на глаза Куш-Юру. Он удивлялся: год прожил в Мужах и не видел ее, а тут по два-три раза в неделю встречает. Про себя он точно мог сказать, что невзначай. Но и не похоже, чтобы она подкарауливала его. В летнюю пору люди больше на воле бывают, оттого чаще и видятся. Глядеть на молодую красавицу было ему и приятно и горько. Не будь она сестрою Озыр-Митьки, он бы не проходил мимо, сухо сказав: "Здравствуй!" Все-таки хороша. Сандре не уступит. Ну да он без серьезных намерений. И Эгрунь вроде знать его не знает. На приветствие не отвечает. Не то что на пристани. Э-э, да ведь там от него ей выгода могла быть. Такая уж порода - во всем корысть ищет.
    Вот так однажды он шел на реку и вдруг увидел Эгрунь. Согнувшись под большой вязанкой зеленых веток тала, девушка медленно поднималась по деревянному тротуару в гору. Видать, привезла с того берега на корм скоту.
    "А она не белоручка!" - Куш-Юр уступил девушке дорогу и поздоровался.
    Но Эгрунь, как и всегда, не ответила. Прошла, бровью не повела, ровно его и не было.
    Следом за Эгрунью тяжело ступал Яран-Яшка. Впрочем, можно было лишь догадываться, что это Яшка. На широких плечах парня громоздилась такая вязанка зеленых веток, что его коренастой фигуры не было видно, и казалось, ветки сами плавно ползут в гору.
    - Здорово, батрак! - шутливо приветствовал его Куш-Юр.
    - Драствуй, - негромко отозвался парень, не останавливаясь. - Я не патрак. Сепе тащу.
    - Ой ли?! Породнились, что ли, с Озыр-Митькой?
    - Я у них выросли…
    - Люди говорят - женить тебя хотят на Эгруни.
    Яран-Яшка остановился, выпрямился, красный от натуги, и расплылся в улыбке.
    - Маленько еще нет.
    Он встряхнул вязанку, подбросив повыше на плечи, и двинулся дальше.
    - Слышь, Яков! - крикнул Куш-Юр ему вслед. - Зайди в сельсовет. Разговор есть.
    - Некогда! - буркнул парень.
    Через день Яшка уехал с Озыр-Митькой на рыбный промысел.
    Весть эту принес Писарь-Филь. Каждый день он выкладывал Куш-Юру ворох сельских новостей и непременно что-нибудь об Эгруни. Иной раз говорил только о ней. Так что Куш-Юр был в курсе сплетен, об Эгруни знал все, о чем судачило село. Видимого интереса к этим новостям он не проявлял, Филя ни о чем не расспрашивал, но и слушать его не отказывался.
    Вскоре после того, снова встретив Эгрунь, он самолюбиво подумал, что строптивого Яшку надо поставить на место. В сельсовет вызвали, а он не идет. И в тот же день приказал Писарю-Филю:
    - Вызови Яран-Яшку!
    - Э-э, не скоро будет. На Иван Купала разве Озыр-Митька отпустит. На мыльке похороводить с девками, Эгрунька заводилой там.
    "Мыльком" звали хорошо видную из окна сельсовета лужайку позади церкви - единственное в Мужах место, где всегда сухо. Молодежь там проводит летние игрища и хороводы.
    Куш-Юр ни разу еще не был на молодежных гуляньях в Мужах. Свободное время всегда проводил у Гриша. В Обдорске, помнилось, гулянья проходили весело. Зыряне - большие мастера петь, плясать, водить хороводы, чем-то напоминавшие русские. Да и пели в большинстве русские песни. Но как в селе отнесутся к его появлению на гулянье? Не красный праздник - церковный. Самому, может, и не стоит ходить. А Вечке, пожалуй, надо побывать. Веселье весельем, но, если над контрой глаза не иметь, яду, как пить дать, подпустит. Вот только с промысла приедет ли Вечка?
    Накануне дня Ивана Купалы Писарь-Филь угодливо доложил:
    - Яран-Яшки не будет. Озыр-Митька не пустил. А Эгрунька вовсю наряжается. Новый наряд справила. Хмельного наготовила.
    Куш-Юр был занят своими мыслями.
    - Не видел, Вечка приехал? - спросил он.
    - Навряд, отец его неводит на дальней тоне.
    - Если не приедет, с тобой на гулянье пойдем.
    - Я-то зачем? - не понял Филь.
    - Как зачем? Сам говоришь - хмельного наготовили. Поймаем - протокол напишешь.
    Филь загорелся: он любил производить обыски и писать протоколы. Сейчас его радовало и другое: кажется, Куш-Юр подцепился…
    Филь побаивался председателя, дрожал за свое место. При его тщедушии без должности не прокормиться. Хоть и вырос он в Мужах, а ни охотой, ни рыбалкой не занимался. И с той поры, как уловил интерес Куш-Юра к Эгруни, он только и строил планы, как свести их. Женихаться председатель не станет: Эгрунька - дочка контры. Тайно будут любиться. Тут уж без него не обойдутся…
    Завтрашняя встреча с Эгрунькой, казалось ему, будет решающей…

2

    Молодежные гулянья у зырян - это невероятная, порой режущая глаз пестрота красок. Даже парни старались перещеголять один другого яркостью рубах и узорами шерстяных чулок. Девушки и подавно отдавали предпочтение цветам броским. И уж не повторялись. Двух одинаково красных сарафанов не встретишь. Если на одной огненный, то на другой - малиновый, на третьей - бордовый. Где только подбирали ткань! Но еще больше пестроты было в платочках, которыми не повязывались, а, сложив в три пальца шириной, обвивали голову. Яркие, цветастые, они напоминали живые венки. Ширины в три пальца требовал обычай, чтобы макушка оставалась непокрытой. Это оберегалось как девичья честь, как знак свободы. А для того чтобы покрыть макушку, каждая девушка припасала себе баба-юр, кокошник, который она наденет в час венчания и уже навсегда. После этого платочек повязывают не венком, а на всю голову…
    Гулянье было в самом разгаре, когда на "мыльке" появился Куш-Юр в сопровождении Писаря-Филя.
    Парней пришло мало: путина в разгаре. Но девушек это не остановило. Они веселились, как умели. Танцевали. Пели народные песни - зырянские и русские. Переняв русские песни от людей, плохо знавших язык, они комично искажали слова. Пели: "Ах ты, Сеня, моя Сеня…" Или: "Во саду ли, в городе девушка гуляла, она правыми руками солдат выбирала…" Стараясь сдержаться, сохранить приличие, Куш-Юр крепко стискивал губы, чтобы не расхохотаться.
    Верховодила играми, заводила песни Эгрунь. В небесно-синем шелковом сарафане, в синем с оранжевыми цветами платочке, который так шел к ее белокурой головке и васильковым глазам, веселая, задорная, она была еще привлекательнее, чем всегда. Парни не сводили с нее глаз. Тот, кому выпадал случай плясать с ней или оказаться рядом в хороводе, норовил покрепче обнять девушку. Однако мало кому это удавалось: Эгрунь легко выскальзывала из объятий и бросала на кавалера такой взгляд, что тот краснел, виновато улыбался.     Писарь-Филь наклонился к уху Куш-Юра.
    - Вот девка, сводит парней с ума!
    - Тебя, часом, не свела, что-то часто о ней говоришь? - усмехнулся Куш-Юр, не отрывая взгляда от Эгруни. Спросил и покаялся: ни за что обидел бедолагу: уж если эти парни, молодые да ладные, успеха не имеют, куда тщедушному Филю.
    Но Филь и не думал обижаться.
    - Не отказался бы, если б меня мамка лучше родила, - смущенно хихикнул он.
    "Тут хоть кто не отказался бы", - только успело мелькнуть в голове Куш-Юра, как он услышал вкрадчивые слова Филя:
    - А чего б тебе, Роман Иванович, не покружиться? По стати подходишь, да еще и начальник. Маленько и тебе погулять надо, не старик какой, а то сухота съест.
    - Хочешь, чтоб и меня с ума свела? - неосторожно отшутился Куш-Юр.
    Эгрунь недалеко от них кружилась в хороводе, услыхала его слова и занозисто бросила:
    - Не бойся! Кого другого, а тебя сводить не стану!
    Куш-Юр, задетый ее словами, пренебрежительно дернул головой:
    - Может, я и сам не захочу!
    - Захотел бы, коли мог!
    - Вот заноза! - только и нашелся что сказать Куш-Юр и вдруг попросил гармониста: - А ну, сыграй "Барыню"!
    - "Барыню", "Барыню"! - Филь усиленно замахал руками.
    Куш-Юр лихо заломил на затылок шапку, подтянул голенища сапог и направился в центр "мылька", но дорогу ему преградила Эгрунь. Сдвинув брови, кинула она хмуро и дерзко:
    - Зачем мешаешь?
    - Ты что за хозяйка? Хочу попеть-поплясать! - распалился Куш-Юр.
    - Сегодня наш праздник, а не красный!
    - Но-но, полегче! - Куш-Юр помрачнел. - Знай помалкивай! Не забывай, из какого гнезда выпорхнула!
    Плохо знал Куш-Юр женскую психологию, а то лучше бы ему отшутиться. Потому что Эгрунь особым женским чутьем угадывала, что не безразлична она председателю, и нисколько не испугалась его злых слов, отмахнувшись от них, как от легких пылинок. Смерив Куш-Юра насмешливым взглядом, она ответила, не скрывая издевочки:
    - Ох, укорил, испугал. Награбил добра, а одежи себе не справил. Как Тихэн полоумный ходишь. - И, залившись смехом, подхватив под руку первого попавшегося парня, павой поплыла в сторону гармониста.     Это было неслыханной дерзостью. Не то что с председателем, а с любым мужчиной в таком тоне ни одна девушка еще не говаривала. Но уж так комично было сравнение с Тихэном, известным в селе дурачком, который круглый год ходил одетый по-зимнему, в рваной малице и драных меховых пимах, что трудно было сдержаться не только парням, загоготавшим во все горло, и даже самым скромным девчонкам. Одни захихикали открыто, а другие тихонько прыснули в кулак, поглядывая то на растерявшегося Куш-Юра, то на глупо ухмылявшегося Тихэна, который вертелся здесь же, в толпе, и кривился в глухой ухмылке.
    А Эгрунь подошла к гармонисту, о чем-то с ним пошепталась и, когда тот поднялся, громко позвала:
    - Пошли, девки-парни! У Югана в лесочке погуляем! Венки совьем. Суженых на речке погадаем. Айда, Тихэн, с нами! Пускай власть одна тут пляшет!
    Гармонист рванул страдания, какая-то голосистая певунья затянула, и молодежь двинулась с "мылька". Писарь-Филь забежал было вперед, раскинул длинные руки.
    - Куда вы, парни-девки! Гуляйте здесь, здесь гуляйте! - Голос его умоляюще дрожал, но ребята прошли, пересмеиваясь в строя рожи.
    Пропустив всех вперед, Эгрунь замкнула шествие.
    Куш-Юр долго провожал ее взглядом, полным ненависти и злости.
    - Увела, - виновато выдохнул Филь.
    Куш-Юр был мрачен. "Кто увел? Контра! Поделом тебе, Роман Иванов! Не гологоловый ты, а пустоголовый. Партийную совесть потерял!.. Мало что красавица, все одно - чужачка!"
    В подавленном настроении поплелся он с "мылька".
    Утром в сельсовет Куш-Юр шел окраинной улицей, чтобы избежать лишних встреч. В селе, наверное, по всем углам уже судачат, как взяла над ним верх Эгрунь. Ладно, что многие мужики, парни и бабы на путине.
    Он злился на себя, и не столько за вчерашнее, сколько за то, что не мог выбросить из головы этой Эгруни. Вот не хочет о ней думать, а перед глазами ее манящий стан. Прямо напасть какая!
    Новых друзей заводить надо, а то не свихнуться бы, к юбке не прилипнуть… Были б Варов-Гриш, Сандра… Видеть бы ее - все же не так чувствовал бы одиночество.
    Несколько дней мучался он.
    Вылечила его Эгрунь же…

3

    В Мужах принято перед Петровым днем, до начала сенокоса, устраивать бабьи супрядки. Соседки сговаривались и со взрослыми дочерьми, иногда и с их подругами, делали для хозяйства кирпич. Работали по очереди на дворе у каждой хозяйки. Натаскают на дощатый настил глины, добавят песку, увлажнят водой и целый день месят глину голыми ногами, подобрав до колен подолы сарафанов. Ну и, разумеется, ведут свои нескончаемые разговоры.
    В один из таких веселых, теплых дней Куш-Юр не спеша шел по селу. Вдруг слышит звонкий женский голос:
    - А председатель наш все ходит один да один.
    Куш-Юр приостановился: кто-то цепляется, не иначе.
    - Тсс! Услышит.
    - А что, имею право! Эгрунька, окрутила б ты его!
    Кровь ударила Куш-Юру в лицо.
    - Поди окрути, когда у него "женилки" нет, - ввернула Эгрунь.
    По многоголосому бабьему визгу Куш-Юр догадался - супрядка не малая.
    - А ты что, проверяла? - раздался чей-то голос и тут же умолк, словно захлебнулся от смеха.
    "Вот нечистая сила!" - Куш-Юр был готов провалиться сквозь землю. Зачем остановился, простофиля! Теперь начнут насмехаться. Им только попадись на зубок.
    - Проходил мимо, выронил с перепугу, - язвила Эгрунь, и бабы от удовольствия еще пуще завизжали.
    Но чей-то сухой голос одернул насмешницу:
    - Бесстыжая! Девка ведь ты! Он все ж таки начальник…
    - Начальник, да не надо мной! Захочу - с ума сведу. Иссохнет по мне и сдохнет!
    "Как бы не так! Ишь заноза!" - мысленно огрызнулся Куш-Юр.

Глава седьмая Далее...


   На главную страницу "Северной панорамы"
Северная панорама
"Северная панорама". При использовании материалов
ссылка на "Северную панораму" обязательна.


Яндекс.Метрика