Северная панорама

ИВАН ИСТОМИН

Северная панорама

рисунок Ивана Истомина

Ёнко



     Четверка  упитанных  оленей бежала по снежной тундре бойкой
рысью.  Ёнко,  двенадцатилетний  мальчик-ненец, правил упряжкой,
как настоящий оленевод. И не мудрено: родился он в чуме пастуха.
Отец  с  шести  лет  стал  обучать  его ездить самостоятельно. В
тундре так принято.
     Хорошо  мчались олени, но Ёнко то и дело понукал их хореем.
Еще  бы!  Ведь  он с самой осени даже в нарту-то не садился. Как
приехал  из  стада  в  школу-интернат,  не  удалось  поездить. А
сегодня везет. Широкое курносое лицо с пухлыми, покрасневшими на
морозе  щеками.  Капюшон  малицы  откинут  для  важности. Густые
черные  волосы  уже успели закуржеветь, но ничего, у взрослых же
так бывает.
     Ёнко   всей  грудью  вдыхал  холодный  воздух,  не  обращая
внимания  на  встречный  колючий  ветер. Уж очень хорошо было на
душе.  Всего  час  назад  он  сидел  в классе на занятии - и вот
мчится на оленях. И как получилось: прибежал из школы - говорят,
отец  приехал в поселок на колхозное собрание. Ёнко, отказавшись
от обеда, сразу же побежал к нему на квартиру.
     Приятной   была   встреча  после  четырехмесячной  разлуки.
Пожилой  Тыуман  не замедлил поинтересоваться, как живет, учится
сынок.  Года  полтора  назад отец об учебе и не спросил бы даже.
Сколько  раз  он  тайком  увозил  отсюда  сына обратно в тундру.
Однажды  прямо  с урока, не обращая внимания на протест учителя,
уволок парнишку.
     -  Тут  ему  делать  нечего!  -  сердито  кричал седовласый
оленевод.-  Только бумагу знать учите, грамотными делаете. Одной
грамотой  как  жить  будут?  Кто  будет  в  тундре оленей пасти,
пушнину  промышлять,  рыбу  ловить?  Почему  таким делам тоже не
учите в школе?
     Посадил сына в нарту и умчал в стадо. Даже урок сорвал.
     Ёнко  тогда  самому  страсть  как хотелось скорее уехать из
школы.  Отец  в  тундре  постоянно  брал его на охоту, а в школе
только уроки да уроки.
     Теперь  совсем  другое  дело  - ввели в школах уроки труда,
ненецких   детей   учат   рыбачить,   охотиться,  оленей  пасти,
столярничать,  многому  другому  полезному  учат. Опытным людям:
рыбаку,  зверолову,  оленеводу  -  поручили  вести  уроки труда.
Довольны  все.  Родители  сами  привозят детей к началу занятий.
Никто  больше  не убегает из школы-интерната. Наоборот, родители
желают, чтобы ребята учились старательно и грамоте и труду.
     - Ты, сынок, стремись быть отличником,- ласково поучал отец
своего  Ёнко, угощая его вкусным гостинцем - копченой олениной.-
Песца, говоришь, добыл ты? Вот молодец!
     -  Ага,  нисев*,  правда  песца  поймал,-  ответил Ёнко.- И
знаешь какой песец? Хитрющий-хитрющий! У него на шее семь петель
было.
     -  Да?  Смотрите-ка.  Значит,  семь  раз до этого попадал в
чьи-то ловушки и ухитрялся спастись? - серьезно удивился Тыуман.
     - Ага,- опять кивнул сын.- А я поймал. Капканом поймал. Как
попался - никуда не ушел.
     -  Саво*.  Вот  молодец-то.-  На  широком  обветренном лице
пожилого  ненца  появилась  радостная улыбка.- Вот, оказывается,
какой  ты  у  меня.  Хорошим  охотником  можешь стать. А кто вас
промышлять учит?
     - Дядя Эйси.
     - О, это добрый охотник, мастер своего дела.
     - Мы с ним ходим на лыжах в тундру. Он учит, как находить и
узнавать следы зверей. Учит нас, как правильно ловушки и капканы
ставить.  Мы уже несколько горностаев поймали, а я добыл песца,-
продолжал сын.
     - И куда же вы добытую пушнину деваете?
     -  Заготовителю  сдаем,-  сообщил  Ёнко,-  а  на вырученные
деньги  покупаем  для  школы  капканы,  лыжи. Если много пушнины
добудем, может, и ружья купят нам.
     Отец спокойно ответил:
     -   Ружья-то   доверять   вам  еще  рано.  А  вот  маленько
подрастете,  в  старших классах учиться будете, почему вам ружья
не дать? С хорошим учителем тогда и ружье доверить можно.
     Потом     Тыуман,    теребя    редкие    седеющие    усики,
поинтересовался,  кто обучает детей оленеводству. Ёнко, наевшись
вдоволь, затараторил:
     -  Оленеводству  в  старших  классах  обучают, и я учителей
плохо  знаю.  Мы  только в кружке физкультуры тренируемся кидать
тынзян. Знаешь, нисев, я на соревновании по тынзяну второе место
занял.  С горки пускают санки, а на них оленьи рога приделаны. Я
как кину - зззжжжик! - сразу заарканил!
     - Саво,- опять похвалил отец, но тут же спросил: - А почему
не первое место занял?
     - Первое место взял Вылка Сано. Мне второе место досталось.
И  то  хорошо.  Другие  совсем  плохо  тынзяном владеют, даже на
стоячий  хорей  не  могут  закинуть.  А я поймал арканом за рога
бегущие с горы санки. Понял?
     -  Понятно,- только ты должен стараться кидать тынзян лучше
всех,  как  я,- серьезно отвечал отец.- Ты же сын оленевода, а у
Вылки Сано отец рыбак.
     -  Постараюсь,-  пообещал  Ёнко и вдруг спохватился, что во
дворе  стоит отцовская упряжка оленей. Ему захотелось покататься
на них, как бывало в тундре. Он стал просить отца.
     -  Соскучился  об  олешках? Это хорошо,- улыбнулся Тыуман.-
Про   оленей,   про   тундру  не  надо  забывать.  Только,сынок,
упряжка-то моя с дальней дороги. Олени устали, да и голодны. Тут
недалеко  выпас  для  приезжих упряжек. Надо бы олешек-то моих с
кем-нибудь туда отправить, сдать пастуху.
     У Ёнко разгорелись черные глаза:
     - А давай, нисев, я буду помогать пастуху караулить оленей?
Завтра ведь выходной день, успею отдохнуть и уроки подготовлю. Я
возьму  с  собой  лыжи  и  утром вернусь обратно. Ой, как я хочу
покараулить оленей! Разреши!
     -  А  ты  знаешь,  где выпас? Ну, смотри. Оденься потеплее.
Только из интерната отпустят ли? Иди, отпросись.
     Ёнко от радости обнял отца. Потом они надели малицы и вышли
к  упряжке.  Короткий  полярный  день был на исходе - спускались
сумерки.  Дул  обжигающий  лицо  ветерок,  метя поземку. Недавно
выросший  в  тундре  новый  поселок  начинал  кое-где  светиться
огнями.
     -  Скоро  уже  темно  будет.  Погода тоже не шибко хорошая,
однако,   ночью  забуранит,-  сказал  Тыуман  и  предупредил:  -
Собирайся  живее,  захвати  что-нибудь поесть. А я мяса сушеного
положу тебе.
     - Я живо! - воскликнул Ёнко и побежал к воспитательнице. Та
выслушала  его  и  разрешила  отлучиться  из интерната до утра,-
ребята  часто  отпрашиваются на выходной день побывать у родных,
если  чумы  стоят  близко  к  поселку. Дала воспитательница Ёнко
булочку  с  маслом да сахару. Оделся, обулся Ёнко потеплее, взял
лыжи - и к отцу, даже ребятам ничего не сказал.
     У  отца  упряжка  была  уже  готова.  Сам он хлопотал возле
нарты, поправлял амдер - мягкую оленью шкуру для сидения.
     -  Тут  вон  тынзян  лежит,  смотри,  не вырони,- сказал он
сыну.- А вот здесь мясо сушеное.
     -  А  ты,  нисев, привяжи конец тынзяна к нарте. Надежнее,-
предложил Ёнко, укладывая в нарту свои лыжи, широкие и короткие.
     -  Верно,  можно  и  привязать,-  согласился  Тыуман, потом
огляделся  вокруг  и произнес: - До темноты-то, пожалуй, успеешь
доехать до выпаса. Вон по той тропке поезжай. Смотри, от пастуха
далеко не отлучайся. Говорят, волк там появился. Помогай пастуху
отпугивать его, только сам не пугайся.
     - Охо-хо! - звонко засмеялся Ёнко и, тронув упряжку, весело
закончил: - Ничего, не испугаюсь!
     ...И  вот он уже мчался по тундре, поминутно понукая оленей
хореем.  Хорошо  было  на душе у Ёнко, приятные мысли носились в
голове.  Переехав  узкую  речушку  и  перевалив  невысокий холм,
мальчик   оказался  за  речным  поворотом.  И  тут  его  осенила
счастливая  мысль:  ведь отсюда до места промысла совсем близко.
"А  что,  если попутно доехать сейчас до капканов и осмотреть? -
начал  размышлять  Ёнко.-  Тем  более,  сегодня уроки труда были
заменены   другими  из-за  того,  что  учитель  Эйси  был  занят
подготовкой  к  колхозному  собранию. Когда еще отправятся они к
ловушкам, а в последние дни был снегопад, сегодня вот тоже метет
поземка.  Занесет  капканы  -  какой  толк?  Осмотреть  бы  их и
поправить. Может, песец попался, звери могут съесть, а я вовремя
снял бы добычу. Вот здорово было бы! Эйси наверняка похвалил бы.
Только  вот не догадался попросить разрешения у отца. Ну ничего,
если бы заикнулся, он не отказал бы".
     Он  остановил  упряжку и стал смотреть по направлению места
промысла.  У  кого же из природных охотников не забьется в груди
сердце, если он приблизился к ловушкам?
     Ёнко  повернул  упряжку  с  тропки направо и, снова понукая
оленей,   помчался  по  снежной  целине.  Чем  дальше,  тем  все
пристальней  всматривался  он  в сумрачную, затуманившуюся даль.
Вот  он  уже  у  первых капканов. Они пока без улова и порядочно
занесены  снегом. Привязав упряжку, юный охотник встал на лыжи и
взялся очищать снег с ловушек, поправлять приманки. Насторожение
некоторых  капканов  ему  не  понравилось. Ёнко мысленно обругал
кое-кого из ребят за неумение и халатность.
     И  вот  снова  упряжка  двинулась  вперед.  Вскоре  мальчик
почувствовал начавшуюся пургу: снег больно сек лицо, забивался в
волосы,  таял  и тек струйками по вискам и за шею, а ветер щипал
щеки.  Ёнко  стряхнул  снег с волос, надел капюшон и с серьезным
видом  посмотрел  вокруг,  потом взглянул на небо. "Однако, надо
спешить к пастуху",- подумал Ёнко.
     Вдруг  олени  с диким храпом отпрянули в сторону. Ёнко едва
не  свалился с нарты. Силясь удержать взбесившуюся упряжку, он с
ужасом  увидел сквозь снежный вихрь совсем рядом что-то большое,
темное, с горящими глазами.
     Волк!  Он  то  ли  рычал,  то  ли скулил. Его темная фигура
странно  шевелилась.  Олени, храпя и задрав головы, беспорядочно
толкали  друг  друга,  крутили нарту на месте, а Ёнко с вожжой в
руке прыгал рядом с оленем-вожаком, утопая в снегу по колено.
     Постепенно  они  удалились  немного  от горящих глаз. Олени
стали  топтаться  на  месте,  тяжело  поводя  боками  и косясь в
сторону  волка. Опомнился и Ёнко - надо удирать или готовиться к
защите.  Волк, видно, только что попался в песцовый капкан и еще
не  успел  высвободиться  из  слабой для него ловушки. Что, если
зверь сейчас оторвет капкан от якорька и кинется сюда? Успеет ли
Ёнко удрать от него? А если защищаться, то чем?
     Эти  мысли  молнией  промелькнули в голове мальчика. Так же
быстро подумал он о своем снаряжении. "Тынзян",- осенило его. Не
выпуская  вожжу,  Ёнко  вскочил  на  нарту,  схватил  тынзян. Не
обращая  внимания  на  обжигающий пальцы ветер и колючий снежный
вихрь  пурги,  стал  зорко  всматриваться в громко скулящую, еле
видимую  фигуру  волка. Олени нетерпеливо дергали нарту, а ветер
то  сбоку,  то  сзади старался свалить парнишку. Но Ёнко, широко
расставив  ноги,  приготовил  к  броску  тынзян,  конец которого
остался  привязанным  к  нарте.  Через  миг  петля, подхваченная
удачным   порывом   ветра,   со  свистом  полетела  к  поминутно
зажигающимся в темной мути светящимся точкам.
     Сквозь  шум  пурги послышался резкий визг зверя. И не успел
Ёнко  схватить брошенный в снег хорей, как совершенно испуганные
олени  рванулись  и  понеслись  куда-то.  Ёнко  с трудом сидел в
нарте, готовой вот-вот перевернуться. Сразу же почувствовал, как
под  ним  туго  натянулся  тынзян, а где-то позади в смертельном
страхе заревел волк.
     Темень,  пурга,  предсмертный звериный вой сзади, дикий бег
испуганной  упряжки...  Мальчику  сделалось  страшно. Онемевшими
руками  держался он за края нарты, чтобы не свалиться с сиденья.
По  разгоряченному  лицу  текли струи растаявших снежных брызг и
неприятно,  больно щекотали. Заиндевевшие ресницы мешали видеть.
Во рту пересохло.
     Сколько   прошло   времени   в   такой  езде,  трудно  было
определить.  Во  всяком случае, мальчику казалось, что пробежали
олени  огромный  путь.  Мало-помалу  олени начали бежать ровней.
Сидеть  на нарте стало легче. Ёнко немного успокоился и заметил,
что  волчьего  рева  не  слыхать. Бросил беглый взгляд назад: не
оторвался ли зверь? В месиве из снега и темени не увидел ничего.
Потянул рукой тынзян - тяжело поддается. Значит, волк в петле.
     Уставшие  олени  шли  все  тише  и  тише.  Они хватали снег
разгоряченными  ртами и наконец совсем остановились, не чувствуя
хозяйской власти: Ёнко даже не шевелил вожжой.
     Ёнко,  пряча  лицо  от  хлесткого снега, подергал на всякий
случай  тынзян,  натянувшийся  струной.  "Сдох, конечно",- решил
мальчик,  устало  поднялся  на  ноги,  привязал  передового, как
принято, к копылу нарты и, озираясь озабоченно, стал размышлять:
что же делать дальше?
     Была  уже  ночь и буранило по-настоящему: ветер - холодный,
пронизывающий  -  со  свистом  кружил  жесткий  снег.  Вокруг  в
нескольких  шагах  не  было  видно ничего. Ёнко, утопая пимами в
снегу,   обошел  кругом  упряжку.  Поглядел  на  небо  и  тяжело
вздохнул: хоть бы звездочка какая светила - одна бурлящая мутная
мгла.  Понял  -  ехать  дальше  бесполезно. Как тут узнаешь, где
пастух  с  оленями, где поселок? По Полярной звезде, по сполохам
северного  сияния  Ёнко легко узнал бы, где юг, где север. Кто в
тундре не сведущ в этом? Но сегодня небо - плохой ориентир.
     Грустно  сделалось  мальчику,  хотелось  плакать,  звать на
помощь.  Он тяжело опустился на нарту и растерянно крутил в руке
конец  вожжи,  ежась от холода под снежным вихрем. Казалось, ему
словно кто-то ласково шептал: "Только не пугаться и не теряться.
Не  куролесить  зря  по  тундре,  не  мучить себя и оленей. И не
плакать.  Лучше переждать буран. Куропачий-то чум на что? Да еще
с оленями".
     Мальчик  взглянул  в  сторону,  куда струной уходил тынзян.
Захотелось  поглядеть  на  свою  добычу.  Ёнко встал с нарты, но
сильно  покачнулся от резкого порыва ветра и раздумал. Подойдя к
лежащим кучей оленям, уже заметно занесенным снегом, Ёнко минуту
постоял, внимательно всматриваясь в их неясные очертания. Затем,
оберегая   лицо,   чтобы   не  удариться  о  рога,  пробрался  и
расположился  спать  между  вожаком и соседним оленем. Привычные
олени даже не шевельнулись.
     Закрыв глаза, Ёнко вдруг почувствовал сильный голод. Глотая
слюну,  стал  мечтать  об  ужине,  который,  наверное, уже давно
закончили  интернатские  ребята.  Вспомнил,  что  за пазухой под
малицей  провизия, данная воспитательницей. Вспомнил и о сушеном
мясе,  положенном отцом в нарту. Но вставать не хотелось, и Ёнко
сунул руки за пазуху, нашел булочку, сахар, начал есть.
     "Да,  плохо  получилось,-  думал  Ёнко, пряча лицо в густом
теплом  мехе  оленя-вожака.- Отец, наверное, считает,- я помогаю
пастуху  стадо  караулить.  Поди,  доволен,  что  удалось быстро
отправить  оленей  на  пастьбу.  А бедные олешки лежат голодные,
зубами  скрежещут  -  в  упряжи-то  трудно доставать корм из-под
снега.   И   воспитательница,   наверное,тоже   считает  меня  в
безопасности  возле  пастуха.  А я совсем не знаю, где нахожусь.
Может,  долго  придется  так лежать. Могу даже уроки пропустить.
Ой, как нехорошо получилось. И зачем только я вздумал к капканам
ехать?  Теперь  давным-давно был бы с пастухом. Пастуху, однако,
трудно  одному  караулить  оленей  в  такую  пургу. Я бы большую
помощь  мог  оказать  ему  -  вдвоем-то  волка не допустили бы к
стаду.  А  не этот ли задушенный мной зверь беспокоил его вчера,
как  нисев  сказывал?  Значит, я уже помог пастуху избавиться от
хищника.  И  вообще,  какого  бы волка я ни уничтожил, все равно
помощь колхозу. Пожалуй, нисев не очень сильно будет ругать меня
за  самовольную  поездку  к  капканам.  И воспитательница не так
сильно  расстроится оттого, что я в пургу ночевал один в тундре.
Вот  только  не  пропустить  бы  уроков и успеть подготовиться к
ним".
     При  этой мысли Ёнко зашевелился. Ненадолго почувствовал на
лице  жгучий  снежный  вихрь.  Снова  спрятал лицо в олений мех.
Шевельнул   ногами,  начавшими  согреваться.  Пурга  все  больше
заносила   снегом   упряжку  и  ее  маленького  хозяина,  словно
куропаток, зарывшихся в снежную лунку на ночлег. Недаром ночевку
в открытой тундре называют пребыванием в "куропачьем чуме".
     Усталость и время брали свое. Вскоре Ёнко задремал, а потом
уснул.  Проснулся  он  оттого, что кто-то вдруг бросил его лицом
вниз  на  снег  и  стал громко хлопать возле уха. Открыв глаза и
подняв  голову,  Ёнко  увидел  почти  над  собой стоящего оленя.
Животное, в мех которого мальчик прятал лицо, видно, не стерпело
голода,  вскочило на ноги и начало возле самого уха хозяина бить
копытами снег в поисках корма - ягеля.
     Ёнко   неуклюже  заворочался,  насилу  высвободился  из-под
толстого  слоя  снега,  затем поднялся на ноги и стал озираться.
Пурга  заметно  стихла,  и вокруг мальчик видел довольно хорошо.
Наступило утро - вот сколько он, оказывается, спал.
     Ёнко  зябко  поежился, потянулся, зевнул и начал выбираться
из  необычного  места  отдыха.  Утопая  пимами в глубоком снегу,
добрался до нарты, раскопал ее и сел на оленью шкуру. Позевывая,
снова стал озираться, поглядывая на небо; Да, наступало утро.
     "Чего  же  мне  дожидаться  тут?  -  стал  размышлять Ёнко,
пристально   всматриваясь  в  пепельно-мутную  даль.-  Может,  я
нахожусь  недалеко  от пастуха, и можно было давно уже попасть к
нему? Где же все-таки я?"
     Ёнко   встал  и  принялся  внимательно  изучать  местность,
прощупывая  взглядом  еле  видимые  бугры,  ямы,  сугробы. "Нет,
ничего  тут  не  узнаешь,-  думал он.- А может, испуганные олени
понесли меня в обратную сторону и я нахожусь где-нибудь недалеко
от поселка?"
     Мальчик   повернул   лицо   к   ветру  и  стал  старательно
принюхиваться.   Верно,  вроде  дымком  попахивает.  Значит,  на
ветреной  стороне'  где-то есть жилье. Только это, может быть, и
не поселок, а чей-нибудь чум.
     Ёнко  принюхался несколько раз и мысленно произнес: "Пахнет
здорово дымом. Наверняка там наш поселок. Ох и далеко же повезла
меня  взбесившаяся упряжка! Когда я выехал из поселка, ветер дул
мне  с  левой  стороны,  а  сейчас из поселка дым несет на меня.
Выходит,  я  проехал  в обратную сторону далеко за поселок. А не
переменился  ли  ветер?"  Мальчик  опустился  на корточки и стал
рассматривать снежные заструги.
     -  Нет,  ветер  без  перемен,-  произнес он вслух и добавил
мысленно:  "Теперь,  чтобы к пастуху попасть, все равно придется
ехать  через  поселок.  Вернусь  с  упряжкой  домой".  Пока Ёнко
размышлял и определял свое местонахождение, заметно просветлело.
Буран, словно обессилев от неумеренного буйства, налетал изредка
и  незлобно.  Ёнко  решил  не мешкать и двигаться на запах дыма.
Окончательно  освободившись  от сна, он чувствовал себя довольно
бодро,  только  ноги снова начали зябнуть, и больно горело лицо,
иссеченное  вихрем.  Чтобы несколько согреться, мальчик принялся
расталкивать   ногами  оленей,  занесенных  снегом.  Потом  стал
нарочито  спешно хлопотать возле нарты. Увидел натянутый тынзян,
вспомнил  про  волка.  Как  же быть со зверем? Опять волочить на
аркане?  А вдруг оторвется? Ищи его потом, а добыча-то почетная.
И  мех,  поди,  можно  повредить  - пока тащишь, на боку у волка
лысины появятся.
     Ёнко наконец отважился посмотреть на свою добычу. Натужась,
он  изо всех сил потянул, но тынзян не подда вался: должно быть,
волк   плотно  занесен  снегом.  Тогда  Ёнко,  предусмотрительно
держась  за  аркан,  чтобы  не по терять упряжку в еще не совсем
утихшей пурге, побрел к добыче. Идти пришлось долго - тынзян был
длинный.  Вот  он  и  у своей жертвы. Волк почти целиком занесен
снегом.  Ёнко  не  без труда удалил с окоченевшего зверя плотный
снег и изумился: полярный волк был большой, как годовалый олень.
     Поразмыслив,  Ёнко  решил  подтащить тушу к нарте. Тащил он
долго,  то  и  дело падая в снег. И уже у самой нарты догадался,
что  лучше  было  бы  упряжку  подвести  к добыче. Потом до пота
силился  взвалить  тушу  на  нарту, но так и не смог: не хватило
силенки.  Ёнко  привязал  убитого  зверя  сзади нарты вплотную к
сиденью.
     Наскоро  поев сушеного мяса, мальчик двинулся в путь. Въезд
Ёнко  с волчьей тушей в поселок первыми заметили, учуяли собаки.
Разноголосым  лаем они проводили упряжку до самого дома Тыумана.
Когда  отец  вышел  к  неожиданно появившимся оленям, Ёнко сразу
горячо,  страстно  рассказал  обо  всем  случившемся.  Пока отец
вникал  в  суть  дела  и журил самовольного сына, вокруг них уже
собралась целая толпа.
     Не сразу поверили сообщению мальчика, но волк действительно
был  задушен  тынзяном,  все еще стягивавшим горло зверю. Ран не
было  видно, а от выпавшего где-то капкана на ноге волка остался
еле заметный след. Выходило, что Ёнко не обманывает.
     Слух  о  том, что двенадцатилетний мальчик в пургу тынзяном
поймал  волка,  быстро  распространился  по  поселку.  А сколько
изумления и гордости было в школьном интернате! Воспитательница,
конечно,  опасалась,  не  простудился  ли  Ёнко,  но  тоже  была
довольна  смелостью  и находчивостью мальчика. Тыуман же, взяв с
сына  обещание,  что тот в дальнейшем без разрешения взрослых не
будет  отлучаться  куда вздумается, отправил с попутчиком оленей
на  выпас  и  каждому встречному с гордостью сообщал о трофее его
сына.
     Не  мудрено, что об этом упомянули и на колхозном собрании,
ибо  волки  приносят  большой  вред оленеводству. Уничтожение их
надо всячески поощрять. Об этом говорил учитель-охотник Эйси.
     -  Если  у  нас  такие  смелые,  находчивые и ловкие ребята
растут,-  сказал  Эйси,-  то это благодаря приучению их к труду.
Надо, чтобы колхоз всячески помогал школе в этом деле.
     Колхозники  горячо поддержали его. Собрание решило выделить
средства  для  обеспечения  школы  охотничьим  инвентарем.  А за
убитого волка, конечно, Ёнко должен получить премию.
     Ёнко  в  это  время сладко спал в интернате, как и положено
славно  потрудившемуся  человеку.  Во сне он видел, будто ему за
уничтоженного хищника выдали премию - ружье.




     Нисев - отец.
     Саво - хороню.


    

Северная панорама
"Северная панорама". При использовании материалов
ссылка на "Северную панораму" обязательна.


Яндекс.Метрика