Юрий Афанасьев

Северная панорама


экология

    ТАКОЙ ЗАКОН НАС НЕ УСТРОИТ

      (Комментарий к проекту Закона РФ
      "О рыболовстве и охране рыбных запасов")


фото М.БелоруковаЗакон этот давно ждут и промысловики, и любители спортивного рыболовства, и сотрудники рыбоохранных служб. Дело в том, что Министерство рыбного хозяйства, которое безраздельно властвовало над внутренними водоемами регионов, приказало долго жить. За ним развалились рыбозаводы, создались акционерные и коммерческие структуры. И на сегодня рыбохозяйственные водоемы остались как бы бесхозными. В результате усилилось браконьерство, стал невозможным учет вылова ценных сиговых пород рыб.
И вот, наконец, комитет по делам малочисленных народов Севера Совета Федерации Федерального Собрания РФ выслал проект Закона "О рыболовстве и охране рыбных запасов " в местные администрации регионов с тем, чтобы они внесли свои предложения для доработки проекта до окончательного принятия Закона.
Да и для каждого постоянного местного жителя нашего округа интерес к рыбе совсем не спортивный: рыбодобыча для нас - это вполне реальная возможность улучшить и разнообразить свой обеденный стол при нищенской зарплате сельского жителя. В таких районах, как Шурышкарский, Приуральский, где нет промышленных предприятий, при архаичности оленеводческих и рыболовецких хозяйств заработать большие деньги местным жителям просто нет возможности. Вот почему они с таким интересом ждали этот закон.
Ну а теперь давайте разберемся, что же "выродили" разработчики этого документа...
Попробую прокомментировать отдельные статьи проекта Закона, чтобы убедить заинтересованных людей: в них заложены все те же карательные функции, которые существовали и до этого времени. "Присталинская " модель рыбоохранных органов, по сути, не изменилась. Более того, в проекте закона еще откровенней подчеркиваются эти старые принципы и подходы.

СТАТЬЯ 4, казалось бы, очень заманчива. В ней говорится: "Ведению субъектов РФ, совместно с официальными органами управления РФ в области охраны и регулирования использования рыб... подлежат: управление рыбными запасами, разработка и утверждение региональных программ в области охраны и воспроизводства; участвование в разработке и совершенствовании законодательства в области рыболовства и охраны рыбных запасов; ведение рыбохозяйственного кадастра, утверждение правил рыболовства..." и т. д.
Формулировка данной статьи довольно ясна. Особенно важно для нас, что здесь субъект РФ (в нашем случае - автономный округ) выносится на первый план, а "специально уполномоченный орган ГУ РФ" - на второй. При сегодняшнем раскладе экономических задач регионов, тем более, субъектов Федерации, это сформулировано именно так, как следует. Читаешь эту статью и думаешь с надеждой: наконец-то местная власть будет знать, что делается в органах рыбоохраны, других федеральных службах, сможет активно влиять на них.
Хороша формулировка этой статьи и тем, что учитывает: нельзя путать моря и внутренние водоемы регионов с реками и озерами автономий, берега которых испокон веков населяют различные народы и народности со своими традициями, обычаями и правилами рыбодобычи, позволяющими им всегда находиться в содружестве с природой...
Но, к сожалению, эта статья имеет свой "подводный камень". o Он касается лишь управления рыбными запасами, "НЕ ОТНЕСЕННЫМИ К ФЕДЕРАЛЬНЫМ РЫБНЫМ РЕСУРСАМ", а сиговые, лососевые, осетровые породы рыб - основные рыбозапасы округа - относятся именно к федеральным рыбным ресурсам. При такой раскладке выходит, что роль субъектов Федерации, в частности, нашего округа, местных администраций сводится к нулю и в - дальнейшем никаким образом не разрешаются проблемы рыболовства в нашем округе - ни промышленного, ни любительского.
Так о чем же, по сути, гласит эта статья? А о том, что субъекты Федерации, местные администрации могут принимать ограниченное участие в регулировании рыболовства, например, возьмутся разводить пескарей в прудах или предпримут что-нибудь еще в таком же роде, а основные рыбные запасы Оби так и останутся вне их ведения!
Спрашивается, зачем же надо было так многословить в этой статье? Чтобы показать какой-то современный демократический подход, коллегиальность решения проблемы? А может быть, выразить особую заботу. На эти вопросы помогает ответить рассмотрение других статей проекта закона.
СТАТЬЯ 7: "...Специально уполномоченный орган и государственный орган рыбоохраны осуществляют указанные в статье 6 функции государственного управления САМОСТОЯТЕЛЬНО в отношении рыбных запасов, отнесенных к Федеральным ресурсам...". А в статье 6 указано, что государственное управление рыбными запасами включает в себя и установление ЛИМИТОВ вылова рыбы, и выдачу ЛИЦЕНЗИЙ, а также разработку и утверждение ПРАВИЛ рыболовства...
Участие в этом управлении самих субъектов Федерации и местных администраций здесь даже вообще не упоминается и никак не оговаривается. А это значит, что госорганы рыбоохраны берут на себя ответственность не только за охрану и воспроизводство рыбных запасов ценных пород рыб, но и обязанность заново "придумывать" квоты, лицензии, ограничения в регионах - на свое усмотрение, без какой-либо научной основы, поскольку ихтиологическая служба, практически, не будет с ними работать, не будет научно ими руководить, являясь подведомственной региональным комитетам по экологии. Другими словами, беспредел, который существовал и существует по сегодняшний день, может заново узакониться, если формулировки статей проекта Закона останутся вот такими!
Ох уж эта власть, ее сладострастие! Как велико стремление узакониться, чтобы наверняка быть безнаказанным. Далеко ходить не буду, а приведу несколько примеров из недалекого прошлого.
Родной сын бывшего министра рыбного хозяйства СИБНИИпроект решил вести на нерестовой реке Сыня научно-исследовательские работы. Забросил в район Черного и Святого мыса рыбаков с неводами и в самый разгар формирования нерестового стада засучил рукава. Возьму только один вид вылова сига-сырка (кроме щекура и пыжьяна). И вот результат деятельности этих "исследований". В 1980 году было выловлено всего 698 ц, из них 557 ц сырка, в 1981 году, соответственно, 544 ц и 418 ц. И так, приблизительно, каждый год до 1988 года, который тоже уловистым оказался - сиговых 555 ц, из них 344 ц сырка.
Подобный подход к "научным исследованиям" буквально всколыхнул не только рыбаков-ханты, но и все население района. Известный ихтиолог Юданов, исследуя Сыню до войны, немало оставил, кроме всего, острых, социальных страниц, показывая истинное отношение рыбака к своей нерестовой реке. В частности, кочуя осенью с Оби в верховья Сыни, рыбаки-ханты ревностно следили друг за другом, чтобы во время нереста оставить реку в покое, не шуметь, не выловить лишнюю рыбку. Для вылова рыбы на пропитание срок определялся так: на костер ставили котел и ловили, пока вода не закипит. Жадных же били кормовым веслом с широкой лопастью.
Люди в районе шумели, а нучные сотрудники СИБНИИпроекта В. Крохалевский и П. Кочетков закрепили свое варварство в публикации на страницах "Тюменской правды" в рубрике "Резервы эффективности". В статье "На Оби и ее притоках" они с пеной у рта доказывали, что ежегодный вылов производителей в пределах 50-70(!) тонн наносят меньший ущерб воспроизводству, чем добыча в сорах молоди сига, прилов которого составлял тогда 20- 30 тонн. Но ведь в каждом производителе 60-120 тысяч икринок, а молодь-то пока бесплодна!
Хилость научных обобщений этих ученых настолько была очевидна, что не оставила в стороне равнодушной и местную рыбоохрану. Взывая к справедливости, ее руководители писали в записке к своему вышестоящему ведомству: "...На наш взгляд, это вывод не обоснованный и ничем не доказанный. Сотрудники этого института на протяжении 15-20 лет не вели исследований нерестилищ в верховьях реки Сыня, не изучали их заполнение производителями сиговых, не изучали условия зимовки сиговых на зимовальных ямах..."
Маточному поголовью сига, особенно сырка, был нанесен сокрушительный удар.
Вопрос этот и сейчас стоит на лезвии ножа: быть или не быть.
Но аппетиты министерского института на этом не заканчивались. С начала 90-х годов на другой нерестовой реке Войкар начал работать пункт по сбору икры, главным образом, пеляди для искусственной инкубации Тобольским рыбозаводом.
Производители выдерживались в садках, где и погибали в массовых количествах.
Запах гнили настолько был силен, что к этому пункту и подходить было страшно.
Опять же от жителей хантыйских деревень посыпались жалобы. И тогда мы обратились за заключением в экологический институт по рыбам, растениям и животным в Екатеринбург. Ихтиологи за десятилетия изучения нерестовых рек в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округе накопили огромный материал.
Вывод был сделан неутешительный и по технологии сбора икры, и по подрыву нерестового стада, и по опасности загрязнения водоема. Здесь, в частности, говорилось: "...Для того, чтобы выполнить план в 100 миллионов штук собранной оплодотворенной икры, необходимо выловить не менее 20 тысяч производителей.
Если принять выживаемость отсаженных в садки рыб за 50%, то количество производителей необходимо увеличить до 30 тысяч и более. Это составляет до 10% от нерестового стада в годы с высокой численностью (1986 г.) и до 30-40% в годы с низкой численностью половозрелых рыб. Это приведет к существенному подрыву естественного воспроизводства пеляди в бассейне р. Войкар.
Исходя из этого, целесообразно поставить вопрос о ликвидации Вершина-Войкарского пункта в качестве базы по сбору пеляди для искусственной инкубации".
Не знаю, как бы все дальше повернулось. Работники СИБНИИпроекта еще пытались под крылышком своего министерства хорохориться, но велико было негодование населения. А тут развалилась империя и было ликвидировано Министерство рыбного хозяйства.
Пример этот приведен в том смысле, что нельзя сегодня полностью доверяться и доверять федеральным службам, другим "заинтересованным" органам, которые избегают контактов с местной властью. Последняя же, в какой бы она форме ни была: Советы, администрация или еще в другом названии - все равно готова отстаивать интересы местного населения, свои природные ресурсы.
Вот почему сегодня нельзя допускать, чтобы правила рыболовства (а проект их уже есть), квоты, лицензии, размеры штрафов вышли из-под контроля субъектов Федерации. Более того, формулировки статей должны звучать так, чтобы было узаконенно: именно местная администрация устанавливает размеры квот, штрафов, выдает лицензии при согласовании со "специально уполномоченными органами", комитетами экологии, а не наоборот!
Дело в том, что в связи с рыночными отношениями через местные администрации, при распределении пользователей рыбных водоемов - согласно интересам коренных и других постоянных местных жителей - могут и начинают уже образовываться различные формы владения рыбоугодьями: этнические территории, родовые угодия, небольшие хозяйства в маленьких "гортах" и т. д. Поэтому дубинка госохраны при отсутствии даже малейших признаков научного обоснования их действий не только вредна, но и просто опасна.
СТАТЬЯ 15. "ЛЮБИТЕЛЬСКОЕ И СПОРТИВНОЕ РЫБОЛОВСТВО" - это даже не статья, а настоящий вызов местному населению! Совершенно недопустима, на мой взгляд, такая формулировка: "Условия лицензионного лова рыбы, добыча... (размер платы за лицензии и порядок их выдачи) определяются специально уполномоченным органом и государственными органами рыбоохраны, по согласованию с органами исполнительной власти..."
Тут сразу возникают несколько вопросов. Что это за таинственный "специально уполномоченный орган"?
Его что, по-русски расшифровать нельзя? Проходит этот непонятный термин, практически, по всем статьям Закона!
Интересно, а как будут органы госрыбоохраны согласовывать с исполнительной властью на местах вопросы любительского рыболовства? Управление рыбоохраны - бассейное, у нас - ОбьИртышское. Нижнеобьрыбвод, как известно, базируется в Тюмени. Вот он, видимо, и вышлет опять свои собственные таксы, составив их, не считаясь с округом как субъектом Федерации, а тем более - с мнением администрации какого-то там района, при этом полностью игнорируя права и интересы местного населения.
Выходит, что даже любительское рыболовство мы не сможем после принятия такого Закона организовать у себя дома сами, без "специально уполномоченных", без дубинки. По-прежнему будет лишен прав народ-хозяин территории, лишено доверия местное руководство субъекта Федерации, будут по-прежнему ущемляться элементарные права его граждан. Разве таким Законом можно будет поправить дело, сделать природопользование справедливым и разумным?
Увы, принять Закон таким, как предлагается в проекте, означает, что местным жителям придется включиться в тот же процесс беззакония, грабежа природы - лишь бы срубить, спилить, хапнуть... И никакие природоохранные органы, хоть выставляй целую армию, с этим всеобщим грабежом не справятся!
В СТАТЬЕ 10 говорится, что рыбоохрана в том случае, когда рыбные запасы относятся к федеральным ресурсам, финансируется из республиканского бюджета Российской Федерации (в том числе и ее материально-техническая база). А у нас федеральные службы постоянно стоят с рукой, протянутой к местному бюджету, и им не отказывают ради высокой цели.
Но цели и действия - понятия разные. Можно привести множество примеров, доказывающих, что рыбоохрана борется не с организованным браконьерством, а, по сути, - с местными жителями берегов Оби. В прошедшем году, например, Василий Петрович Талигин, рыбак-ханты из Сыни, по согласованию с местной администрацией, собрал улов у других рыбаков и поехал в Салехард, чтобы обменять рыбу на лодочные моторы - другого выхода не нашли, потому что денег в районе для рыбаков не было. Окружная рыбоохрана поступила ретиво: конфисковала у Талигина всю эту рыбу и еще наложила штраф до 5 миллионов рублей. И сколько ни бился глава администрации района, чтобы защитить рыбака, - ничего не помогло.
Вот так ведет себя федеральная служба, паразитирующая на местном бюджете. Тут бы пора сказать: извините, господа, раз вы нам не подчиняетесь, пусть Москва все и финансирует, снабжает всем необходимым, а у нас свои природоохранные программы. Но ведь не поддержи госрыбоохрану местная администрация из своего кармана - сидеть бы служащим федерального ведомства на мели - видно, в Москве не шибко ими интересуются...
Читаешь предложенный к рассмотрению проект Закона - и между строк видишь, что разработчики озабочены не тем, чтобы улучшить и отрегулировать природопользование в регионах, поставить его на цивилизованные рельсы, а тем, как бы самим красиво, демократично выглядеть и при этом как-то сохранить все по-прежнему, оставить за собой безраздельную власть и выйти из-под контроля местных властей.
Да задуматься: и кто же эти разработчики проекта Закона, как ни бывшие чиновники бывшего Министерства рыбного хозяйства, которые сначала оттуда разбежались, как тараканы, а потом расселись в новые кресла, но с теми прежними потребительскими мыслями и взглядами.
При чтении пояснительной записки к проекту нового Закона приходит мысль, что главная причина несостоятельности проекта еще в том, что в нем так и не найдено места в природоохране для комитетов экологии и других природоохранных служб.
И, начиная с высших инстанций, между ними не распределены четко права и обязанности, их функции, принципы и порядок взаимодействия. Значит, так и будут идти разборки и толкания локтями друг друга, выяснение отношений, кто же нужней, главней в природоохранном деле. Чего же ожидать от такого Закона, который соглашается с тем, что "в товарищах согласия нет"? В проекте Закона нет влияния специалистов, которые бы защищали интересы живых людей из различных групп населения, в том числе - исконные права малочисленных народов Севера, испокон веков населяющих берега внутренних водоемов Обского бассейна, гарантировали бы выживание в Приобье старожильческих народов Севера.
Вот почему мы не вправе доверить кому-то - совершенно постороннему - определять запреты, квоты, штрафы, правила рыболовства и выдачу лицензий, позволять самолично хозяйничать на территории автономии. Все это должно быть глубоко продумано, научно и практически обосновано и затем уже отражено в четких формулировках нового Закона "О рыболовстве и охране рыбных запасов".
Надо помнить, что при принятии такого жизненно важного Закона необходимо стремиться не к запретам, а к организации жизни местного населения так, чтобы создать условия справедливого природопользования, пользования продуктами рыбодобычи на разумной и гуманной основе, на основе бережного отношения к природе региона.


            1995 г.
            Афанасьев Ю. Н.
            "Однажды наступив на грабли...".
            Очерки, размышления, мысли вслух. - Шадринск: Издательство ПО "Исеть"

Северная панорама