Николай Нахрачев


Северная панорама

ТЕТЕРЕВ-ШАМАН


На опушке елового леса жил тетерев-косач. С самых первых дней жизни его подстерегала опасность: то бесшумно подкрадется хитрая лиса, когда он лакомится дурманящей клюквой на болотных кочках; то напрыгнет проворная куница, когда он дремлет в снегу в теплой лунке; то незаметно подойдет со своей грохочущей палкой охотник, обосновавшийся в маленькой избушке на берегу речки. Но обитатели леса живут дружно. Только увидят какую опасность, сразу предупреждают друг друга. Этим не раз пользовался тетерев-косач. Услышав тревожный сигнал, на сильных быстрых крыльях взмывал в воздух и уносился прочь. Так проходили дни за днями, и лесной красавец был вполне доволен жизнью.
Но однажды весной случилось невероятное. Тетерев-косач почувствовал, что изнутри его распирает какая-то сила. Вздувается зоб, дрожь проходит по всему телу, ноги сами пускаются в пляс. И вдруг его осенила неожиданная мысль: "Во мне просыпается особый дар. Я шаман и должен предсказывать грядущие события!" И объявил об этом на весь еловый лес.
Все обитатели зимнего леса собрались на небольшой поляне, чтобы послушать нового шамана. На самых низких ветках молодой березки расселись хохлатые рябчики, оживленно шушукаются юркие серые белочки, в отдельную кучку сбились белые куропатки. Вокруг всего сборища снуют, кувыркаются веселые зайцы. Перед собравшимися важно расхаживает тетерев-косач, демонстрируя всю свою красоту то грациозными поклонами, то лихой пляской.
- Лесные духи со мной общаются. Любому могу предсказать будущее. Подходите смелее, не пожалеете, - кричит тетерев, исполняя замысловатый танец.
- Нам ни к чему твои гадания, - галдят таежные жители, и все смеются над глупой птицей. Лишь одна старая Зайчиха заступилась за самозванца:
- Посмотрите, какие у него красные брови, крутой загнутый нос, какой яркий раздвоенный хвост. А как он лихо пляшет. Знать, действительно с ним духи леса общаются, - говорит она притихшим жителям леса. - Слышишь, братец, - после паузы обращается к тетереву.
- Погадай-ка мне, какая нынче вода будет? Где легче лето прожить?
- Сделаю, - ответил польщенный шаман и завертелся в вихре пляски.
- Чуф-чуф, кутыр-р-р, кутыр-р-р! - разносится по всему лесу. Неожиданно шаман смолк, отдышался и с достоинством подошел к Зайчихе:
- Духи мне сказали, что в это лето будет большая вода. Затопит все пойменные острова и гривы. Поэтому тебе, сестрица, надо остаться на лето здесь, в лесу.
Послушалась Зайчиха шамана и оставила весь заячий род на высоком материковом берегу. А лето выдалось сухое, жаркое, с полчищами комаров и мошек, от которых не было спасения. Выйдет Зайчиха на высокий бугор, отбиваясь от тучи жалящего гнуса, с завистью смотрит на низкие, обдуваемые ветром гривы за рекой и грустно вздыхает. Но пролетело короткое лето, промчалась яркая осень, и вновь настала зима. Обитатели зимнего леса вновь стали встречаться на знакомой поляне. Ни разу тут не появился только тетерев-самозванец. Ему стыдно было за тот обман, из-за которого еще больше постарела добрая Зайчиха.
Пришла весна. На землю обрушило потоки тепла и света палящее солнце. Заголосили на разные голоса мелкие пташки. И к тетереву вернулся утихший на время порыв. Позабыв о стыде и позоре, он вновь появился на знакомой поляне. Еще более важный, еще более торжественный.
- Я с духами общаюсь, - кричит на всю поляну. - Кого какое будущее ждет - разложу по полочкам!"
- Знаем твой расклад, - смеются звери. - Бедная Зайчиха до сих пор оклематься не может. Тем временем разом утихли крики, галдеж. На полянку приковыляла сама Зайчиха:
- Ладно, братец, один раз ошибся, с кем не бывает? Погадай-ка еще раз, какая нынче вода будет? Где легче нам лето пережить?
- Сделаю, - ответил обрадованный тетерев и закружился в вихре пляски. - Чуф-чуф, кутыр-р-р, кутыр-р-р, -раздувает он зоб, выделывая стремительные прыжки и кувырки в воздухе. Притихли звери и птицы. Хотя многие не верили в чудо, но зрелище было завораживающее. Заклинание оборвалось на высокой ноте. Отдышался шаман и тоном, не вызывающим сомнения, доложил:
- Духи леса мне сказали, что в это лето будет малая вода. Перебирайтесь, зайцы, за реку на пойменные острова и гривы.Там вам будет раздолье: много сочной травы и таловых зарослей. Как не поверить Зайчихе? Весь заячий род по насту перебрался на пойму.
А весна пришла бурная, с большим потоком воды. Острова и гривы неумолимо погружались в холодные пенные воды. Мечутся испуганные зайцы, спасаются кто как может. Сидит старая Зайчиха на скользкой коряге. Голодная, мокрая. С завистью смотрит на синеющий за рекой лес, и слезы сами бегут из глаз. Пусть в лесу много мошки, но там - сухая теплая земля.
Редко кто из зайцев пережил это кошмарное лето. Настала осень, а за ней пришла мягкая снежная зима. На лесной поляне стали появляться обитатели елового леса. Уже всем известна трагедия с зайцами. Никто не общается с горе-шаманом. И он избегает встреч. Все больше отсиживается в лунке под снегом.
Пригрело весеннее солнце. Обрадовалось теплу все лесное братство. Как ни крепился тетерев, нестерпимое желание общения снова привело его на знакомую полянку. Позабыв обо всем на свете, закружился в ритуальном танце. Но на этот раз никто не откликнулся на его жаркий призыв. Нет уже на свете старой доверчивой Зайчихи. У других - свои весенние заботы. Недосуг им слушать красивую, но пустую болтовню.
А шамана распирает изнутри. Его камлание далеко разносится по лесу:
- Я на себя гадаю. Что меня ждет впереди? Чуф-чуф, кутыр-р-р, кутыр-р-р, - завертелся он в бешеной пляске. -Жить буду! Жить, еще долгие годы! - иступленно выкрикивает он.
В это время кусты на краю поляны раздвинул осторожный охотник. Медленно поднял грохочущую палку. Раздался хлопок. Теряя перья и пух, по насту покатилось разбитое тело.
Какой же это шаман - если дальше своего носа не видит?


Рассказ М.С. Нахрачевой, жившей в д. Казым-Мыс

Северная панорама