Павел Черкашин

Северная панорама


ЕЩЁ РАЗ О ЛЮБВИ,
ИЛИ «С ТОБОЙ И БЕЗ ТЕБЯ»



В июне 2004 года вышел в свет третий сборник стихотворений Павла Черкашина, члена Союза писателей России. В книгу «С тобой и без тебя» вошли стихи о любви, написанные в разные годы. С поэтом беседует корреспондент газеты «Самарово - Ханты-Мансийск.

- В жизни каждого поэта должна быть своя Прекрасная Дама, своя Лаура. Она источник вдохновения. В вашей жизни кто стал Прекрасной Дамой?
- Прекрасная Дама не всегда сподвижник творчества. Это лишь одна из составляющих. С другой стороны, действительно в моей жизни были разные Прекрасные Дамы, и, как вы могли заметить, стихотворения в этом сборнике посвящены двум женщинам: это моя первая любовь (она бывает у всех), и вторая - моя невеста, а затем и жена, Светлана. Моя супруга и является сейчас главной Прекрасной Дамой.
Есть в сборнике стихотворения, адресованные юной девушке, к которой я испытывал в своё время чувство первой любви. Им уже лет пятнадцать-шестнадцать. Первая любовь - ответная она или безответная - всегда, на мой взгляд, обогащает, развивает внутренние чувства человека. Я искренне говорю ей спасибо, несмотря на то, что она не была взаимной. Мои чувства по отношению к женщине во многом сформировала именно первая любовь.
- Лейтмотив сборника - земная любовь к женщине в различных её проявлениях, семейное счастье. Так многогранно тема любви в стихотворениях отражается впервые?
- В этой книге собраны стихотворения разных лет, писались они в течение долгого времени, с 1989 по 2004 годы… Шестнадцать лет. Писал я их не целенаправленно для этого сборника. Отнюдь. Так вышло. Со временем стало возможным эту книгу издать отдельно. Не то чтобы это был именно цикл стихотворений, просто книга с одной тематикой. Её выход в свет был приурочен ко дню рождения моей жены, и сам сборник посвящён ей. Книга поэтому так и называется «С тобой и без тебя». В ней чувство любви к Светлане описано с момента зарождения, его лики и грани.
- Ещё один источник вдохновения - творчество других поэтов. Кто наиболее близок вам по духу в освещении темы любви к женщине? Может быть, есть подражания кому-нибудь?
- Начну с того, что есть поэты, которым подражание другому претит. Они умышленно стараются никого не читать, предпочитают вариться в собственном соку. Далеко не все подобные опыты достаточно удачны. С другой стороны, «поэтическая учёба» нужна любому творческому человеку, чтобы ощущать себя в литературном процессе, участвовать в нём, возможно, в чём-то и корректировать своё творчество.
Стихотворения других поэтов, безусловно, вносят лепту в моё творчество. Многие авторы, и я в том числе, наполняются философией и мироощущением серьёзных поэтов и затем трансформируют их через себя в свои стихи или прозу. В то же время у меня нет одного конкретного учителя в теме любви. Я читал многих отличных друг от друга поэтов: и Есенина, и Блока, и Асадова, не говоря уже о более крупных и всемирно известных корифеях русской поэзии. У каждого из них своё восприятие чувства любви. И когда ты вбираешь в себя их ощущения, нюансы отношений к женщине в разное время, жизненные коллизии и приоритеты, впоследствии, имея этот багаж, ты как бы невольно отталкиваешься от него и, твоя воля, можешь варьировать чувства. На основе этого сплава что-то получается. И, несомненно, большая доля тебя в этом обязательно будет, поскольку это именно ты описываешь свои переживания, это ты любишь и это ты говоришь о своём чувстве.
- Очевидная особенность сборника «С тобой и без тебя», на мой взгляд, в том, что отдельные стихотворения по форме, размеру, рифме отличаются друг от друга. В этом есть какая-то закономерность?
- Я бы не сказал, что разнообразие форм, размеров и рифм - это особенность. Как раз наоборот можно было бы считать особенностью, если бы весь сборник состоял из абсолютно одинаково ритмизованных стихов или если бы все стихотворения были написаны, допустим, только четырёхстопным ямбом.
Ритм, размер, рифма - это, как правило, невольное отображение конкретного чувствования, состояния души в тот или иной момент, когда ты пишешь стихотворение. Каков внутренний настрой, такова и форма стихотворения. Сначала, как я это представляю, из тонких душевных камертонов рождается музыка стиха, и только затем она облекается в слова. Поэтому одни стихотворения написаны ямбом, а другие более размеренны. Я ни в коем случае не подбирал их специально по формальным признакам, не перемежал. Я лишь расположил их внутри книги в хронологическом порядке. Пожалуй, в этом и есть концепция всего сборника «С тобой и без тебя»: чувство любви с самого начала, от зарождения и до сего дня.
- Влияет ли форма стихотворения на максимально точную передачу, выражение ваших внутренних переживаний?
- Чаще всего бывает так, что форма, ритм, как я уже сказал, возникают изначально. И ты становишься ведомым. Но при этом нет какой-то строгой заданности. Не бывает такого, чтобы я, допустим, сказал себе: а напишу-ка я сейчас сонет или четверостишие, или ритурнель, или сицилиану. Нет. Что нахлынет в душе, то и выливается на бумагу. Кстати, так и рождаются порой принципиально новые формы, совершенно новая музыка стиха.
- Как относится Светлана к вашему творчеству, в частности к сборнику «С тобой и без тебя»?
- Она относится с пониманием. У Светланы филологическое образование. Моё творчество ей не чуждо, понятно. Она сама, будучи студенткой, изредка писала стихи, переводила на английский язык поэзию Пушкина. А вообще, конечно, женой поэта быть нелегко. Это, можно сказать, отдельный вид семьи. Многое ей приходится брать на себя, особенно быт. Предположим, терзает меня творческая мысль, я могу и в лес часа на четыре уйти, уединиться. Хоть и распространено мнение, что быть женой поэта престижно, но на самом деле это весьма серьёзное испытание.
- Жену порадовало то, что вы посвятили ей сборник стихотворений?
- Светлана, как, наверно, и многие женщины, которым посвятили бы книгу, была рада. Конечно, большую часть стихотворений она уже знала. Но есть и такие, которые были написаны для этого сборника, когда он уже готовился к изданию. Я нарочно их жене не показывал, чтобы это стало сюрпризом ко дню рождения.
Сборник получился многоплановым и многоликим. В нём есть над чем подумать и автору, и тому, кому адресована книга. Я думаю, что окончательное впечатление у Светланы ещё не сложилось, не устоялось. Наверное, прошло ещё не так много времени. Возможно, эта книга потребует от неё не одного прочтения.
- У Светланы есть самое любимое стихотворение, написанное вами?
- Про самое любимое не знаю. Все мои стихотворения она знает. Вообще, Светлана не такой человек, который может сказать: «Я без ума от этого стихотворения!». Некоторые мои стихи она переводит на английский язык. Для меня это своеобразный показатель, что они ей нравятся.

Беседовал Игорь ГРОМОВ
Июль 2004 года


Северная панорама