Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Героиня своего романа

Last updated on 9 декабря, 2020

Жизнь каждого человека неповторима, и, если описывать любую из них, получится целый роман. Но не каждый человек вспомнит и расскажет интересные подробности своего детства, и не каждому судьба подкидывает удивительные сюрпризы, которые могли бы служить основой не то что для романа – целого фильма. А Анна Модестовна Балина (Ларукова) – именно тот человек, слушать которого можно бесконечно, и практически любое её воспоминание может стать сюжетом интересной кинокартины

“Все мы родом из детства…”

“…словно из какой-нибудь страны”. С этой фразой Экзюпери нельзя не согласиться. Каким человек станет в жизни, какими принципами будет руководствоваться, зависит от его детства. Детство моей героини, несмотря на трудности послевоенного времени, было счастливым и ярким. И во многом благодаря родителям, скромным, порядочным, работящим и любящим детей. Всего Ларуковы вырастили 10 детей.

– Мама моя, Мария Ивановна, была родом из Сыктывкара. В пять лет осталась сиротой, воспитывалась с братом в детском доме, – делится воспоминаниями Анна Модестовна. – А папа, Модест Васильевич, был из села Нившеры Республики Коми, вырос в многодетной семье. В 1937 году он ушёл в армию и вернулся домой только через девять лет: участвовал в финской кампании, прошёл всю Великую Отечественную, освобождал Вену, Будапешт, был ранен, лежал в госпитале в Австрии, затем попал на японскую границу. В 46-ом приехал в родное село с тяжёлым осколочным ранением. Встретились родители в леспромхозе, где отец работал мастером, позже начальником, а мама – учётчицей.

Молодая семья несколько лет прожила в лесу. Основными рабочими лесопункта были тогда военнопленные, а Модест Васильевич должен был контролировать их.

– Немцев было, наверное, человек 500, в основном, все молодые парни, -говорит Анна Балина. – Как только их туда пригнали, и наша семья переехала в лес, военнопленные построили дом для нас и себе построили бараки. Я вот сейчас порой удивляюсь, как мы, дети, их не боялись. Они валили лес, а мы тут же шишки еловые собирали, семена сдавали в лесхоз. Мама пекла хлеб для рабочих, а мы помогали раздавать его. Каждому полагалось по полбулки в день. Представьте себе, 250 булок мама выпекала ежедневно. Помню, как-то раз пришёл один из рабочих за своей нормой, а брат его болел и не пришёл. Мама стала давать парню хлеб и для больного, так он отказывался, пытался объяснить, что раз брат не работает, то и есть не должен. Кое-как мама всунула ему эти полбуханки.

Ларуковы относились к военнопленным не как к врагам или рабам, а прежде всего, как к людям. Модест Васильевич зимой обеспечивал рабочих валенками, чтобы в кирзовых сапогах они не мёрзли. Мария Ивановна делилась лекарственными травами, давала больным бруснику. Не секрет, что смертность среди военнопленных как в лагерях, так и в поселениях была высокой. Но в их леспромхозе не умер ни один работник.

– Все удивлялись и спрашивали у отца: “Почему у вас кладбища нет? Неужели никто не умирает?”, – вспоминает Анна Модестовна. – Где-то через 15 лет военнопленных освободили, многие из них так и остались жить в деревне, некоторые женились на местных девушках. Когда папа умер, эти мужчины на его похоронах плакали. Они всегда с благодарностью вспоминали отца и считали, что жизнью своей обязаны ему и всей нашей семье.

Когда Ане исполнилось восемь лет, она поехала учиться в Нившеру, стала жить у бабушки с дедушкой.

– Папина мама была очень строгой и любила во всём порядок, – признаётся героиня. – Мне, выросшей в лесу и привыкшей к самостоятельности, первое время было сложно смириться с её требовательностью. Помню, мы постоянно трудились и дома, и в школе. У бабушки было много скотины, большой огород. Мне пришлось научиться ухаживать за животными (родители в то время не держали скот), пропалывать грядки. С классом мы работали на колхозных полях, зимой пилили дрова для школы, убирали снег с крыши.

Несмотря на постоянную занятость, Аня успевала выполнять домашние задания, отлично училась. И даже русский язык, который коми дети изучали в школе как иностранный,
девочка освоила быстро. Поэтому, наверное, её не испугала перспектива учёбы вдали от дома. Смелая и решительная, Анна вместе с подругой едет в 1964 году на край земли – в Салехард.

На Ямал – за профессией…

В Салехардском педагогическом национальном училище в те годы на полном государственном обеспечении находились студенты не только из числа северных национальностей (ханты, ненцы), но и коми. Узнав об этом, Анна Ларукова решила, что для неё это оптимальный вариант, ведь дома подрастают братья и сёстры, а отец лежит парализованный. Помогать ей материально родители не смогут. Тогда она ещё ничего не знала о ямальском Севере, его суровых климатических условиях, жителях.

Об Узбекистане, куда сначала хотела ехать работать на прядильной фабрике, я имела представление. О Салехарде же не знала ничего. Приехали в августе, было тепло, даже жарко. Ехали на поезде, смотрим – деревьев почти нет. Прямо как в Узбекистане, – смеётся Анна Модестовна.

Вступительные экзамены девушка сдала на “отлично”. Даже спела и сплясала, как Фрося Бурлакова. Никого не стеснялась и очень любила выступать.

– Я ведь в школьном хоре солисткой была, а с театральным кружком мы всё время пьесы ставили, – вспоминает женщина, – я часто играла главные роли. И в училище я записалась в академический хор и на фортепианное отделение. Учиться мне нравилось. Очень любила читать. Ходила в три библиотеки в городе.

Три года пролетели быстро. В дипломе у Анны Ларуковой были в основном отличные отметки. После выпускного получила распределение в Тазовский район, но подружка-однокурсница, которую направили в Шурышкарский район, уговорила ехать вместе с ней в Мужи.

…и за судьбой

– До переезда в Мужи мы с подругой решили съездить домой. И когда я возвращалась обратно, на вокзале ко мне пристала цыганка, – рассказывает Балина. – Долго она меня “обрабатывала” и в конце концов уговорила погадать мне. И вы не поверите, но она предсказала, что мужа своего я встречу далеко от дома, там, куда еду. Имя его будет на букву “Ю”, и родится у меня сначала три ребёнка, а потом, после большого перерыва, ещё два. Так всё и вышло.

Продолжение в следующем номере.

Тамара Куляева.
Фото из архива ДОУ «Оленёнок».

23 ноября 2013 года № 47

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 60 = 64

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!