Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама   Click to listen highlighted text! Добро пожаловать на сайт газеты to Северная панорама
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В гостях у медведя

Северная панорама

музейный проект


В гостях у медведя

В Лопхарях носители фольклорных традиций куноватских и казымских хантов обменялись знаниями о духовной культуре северного народа Шурышкарского и Белоярского районов

Северная панорама

Площадкой для общения и обмена знаниями стал семинар-практикум, организованный Шурышкарским районным музейным комплексом в соавторстве с муниципальным автономным учреждением культуры сельского поселения Казым “Касум ёх” в Лопхаринском сельском Доме культуры. Четыре дня участники семинара из Казыма (Белоярский район ХМАО-Югры), Лопхарей и Овгорта изучали теорию и практику исполнения сакрального комплекса медвежьих игрищ у северных хантов.

– Медвежьи игрища по своей форме, безусловно, – театр, но по содержанию

– религия, здесь воспроизводится целая картина мира. Мы пригласили из Казыма людей, которые знают порядок проведения праздника, песни, -рассказывает заведующая отделом музейного проектирования ШРМК Анна Брусницына, – мы хотели, чтобы наши люди это увидели и услышали, чтобы, когда у нас появятся те, кто хочет продолжить эти традиции, им было от чего оттолкнуться. Это задача на далекое будущее.

И не зря здесь, среди самородков традиционной культуры, так много детей и подростков – вот под напевы Андрея Ерныхова из Казыма парни, нарядившись в яркие орнаментированные халаты и рукавицы, учатся исполнять танец перед ритуальной головой медведя, показывая свою гибкость и ловкость.

– Ниже приседай! Сгибай ноги, как на лыжах ходишь! – советуют зрители из зала.

С большим интересом наблюдает эту картину маленькая Таня Конева.

– На медвежьих игрищах нужно танцевать перед медведем, чтобы он видел, что это все для него, – говорит, пожалуй, самая юная участница мероприятия. – На семинар мы приехали с мамой и бабушкой, нам здесь нравится, появилось много новых знакомых.

Затих мелодичный голос преподавателя, танцоры кланяются медведю. В песне обращаются к медведю, чтобы охотникам он показал свою берлогу, а детей, женщин и стариков обошел стороной и не пугал. После мужчин выходят танцевать женщины, закрывая лица и руки платками.

– В песнях не бывает музыки, только голос, при этом поют их только мужчины, – делится Андрей Александрович, инициатор организации Школы Медвежьих игрищ в Казыме. – Раньше где-то 300 песен было, записей не было, все держали в голове. Вот почему в песнях по 2-3 раза повторяются слова, строки? Это, по-моему, для того и есть, чтобы быстрее усвоить, отсюда и песни длинными становятся. Я все знаю песни – слова, а вот мотивы уже теряются.

Андрей Ерныхов принимал участие и в февральском семинаре “Якты хот. Возвращение традиций”, который проводился два года назад в Овгорте.

– Первый семинар проводился в Овгорте, население там более активно, есть люди, например, Степан Петрович, Галина Гавриловна, которые хотят, чтобы на их площадках что-то происходило. В Лопхарях таких активистов нет, но при этом очень богаты традиции этой земли, – поясняет Анна Геннадьевна между практическими занятиями. – Казым и Куноват – соседствующие территории, главная богиня казымской земли Касум-най по легенде оставила дочь покровительствовать Куновату. Мы идем по следам этой богини, соединяем мифологические сюжеты, которые объединяют наши территории, отсюда и название – “По следам Казымской богини”.

Семинар организован в рамках комплексного музейного проекта “Якты хот” и социокультурного проекта “Первозданный Ямал: шаг назад – два вперед” при поддержке Фонда Елены и Геннадия Тимченко на средства гранта, полученного в конкурсе “Культурная мозаика: партнерская сеть – 2018”, администрация района помогла организовать транспортную перевозку участников.

В зале Дома культуры расположилась выставка “Ямгортский клад” о сокровищах далекого прошлого из дальних стран, найденных ямгортски-ми ребятишками. Клад пролежал там не меньше восьми столетий, он почти ушел в землю, но совершенно случайно именно там дети искали ягоды, а
нашли настоящие сокровища, сложенные в один котел и закрытые вторым. Здесь соединились ценные изделия Западной Сибири, Ирана, Сирии, Волжской Булгарии… сейчас предметы находятся в коллекциях Эрмитажа, окружного музейно-выставочного комплекса, районного музея, Овгортского краеведческого музея, а также в частных коллекциях – у потомков тех ребятишек, которые нашли бесценный клад.

Северная панорама

На другой выставке представлены художественные работы Надежды Талигиной, мастера ДПИ и ремесел, кандидата исторических наук, среди которых есть те, что художница посвятила теме Медвежьих игрищ. Бумага, тушь, перо – “Маленькая женщина Мось”, созданная в прошлом году легкой рукой Надежды Михайловны, соткана из воздуха и тонких линий: нарядная красавица грациозно и горделиво идет по тундре, а рядом бежит медвежонок.

– Я взялась за тему Медвежьих игрищ и поняла, как много в ней вдохновения для творчества, – делится Надежда Талигина. – Здесь послушала о персонажах животного мира, участвующих в празднике, их тоже нужно отобразить. Эта тема, видимо, не имеет конца!

Так, среди персонажей Медвежьих игрищ есть филин, лис, петух, стерх, у каждого своя роль и место в легенде. Воочию образы этих героев представлены на выставке “Театр медвежьего дома”, внутри которой и разворачиваются обрядовые песни и танцы на семинаре-практикуме.

Традиция празднования Медвежьих игрищ длится более двух тысячелетий и в первую очередь, конечно, связана с богами северных хантов. В центре действия – медведь, его голова в чуме лежит между двух передних лап.

– Эта ритуальная поза для нас ассоциируется именно с Медвежьими игрищами, хотя, конечно, мы не можем с уверенностью сказать, насколько близки церемонии, которые воспроизводятся сейчас, к тем, что проводились в те далекие времена, – размышляет анна Геннадьевна. – Когда охотники добывают медведя, начинается программа Медвежьих игрищ – с него снимают священную шубу, вместе с головой и лапами ее укладывают в ритуальную позу на специальную деревянную люльку, приспособление, с помощью которого его принесут в поселение.

В Лопхарях на семинаре был представлен войкарский вариант люльки, которая сделана из прутьев, согнутых в кольцо, а посередине – две перекладины. В Куновате, Сыне и Казыме люльку делают по-другому – в виде дуги. Разнится и использование приспособления после праздника: пока медвежье мясо варится, мужчины привязывают к кругу косточку глухаря, которая похожа на голову медведя, и стреляют в “мишень” изогнутыми стрелами. Так как попасть в цель стрелами из кривых веточек куда сложнее, своего рода соревнование сопровождается шутками. Сынские ханты тоже стреляли по мишени, но ее делали из грудной косточки медведя, похожей на крест с перекладинами – ее привязывали к шесту или дереву. По воспоминаниям некоторых знатоков культуры, в Куновате вообще не было этой соревновательной традиции: там актер заходил в чум и стрелял из лука вверх, в дымовое отверстие, тем самым символически завершая праздничное действо.

В мелочах, деталях кроются различия большой традиции, связывающей соседние земли. Традиционно у хантов и манси для ритуальных танцев маски персонажей делали из бересты, но на Сыне сложилась уникальная традиция изготовления масок из дерева – это открывало более широкие возможности для передачи мимики героев, черт лица. На выставке представлены маски животных и представителей национальностей, изображенных стереотипно.

Маска лисицы вырезана из толстой березовой коры, черты животного легко угадать в длинном носе и маленьких узких глазках, словно с хитрым прищуром. Лисица первой заходила в чум, где разворачивались игрища. Актер передвигался на четырех конечностях, имитируя движения лисы. Сзади к костюму был прикреплен соломенный хвост, этим хвостом актер обмахивал все внутри чума, включая и людей, а потом его хвост поджигали и уже на улице тушили. Так с героем лиса происходил обряд очищения помещения для того, чтобы в него могли прийти другие священные животные и птицы.

Приходил петух – его маска также сделана из толстой коры, а нос – из копытца маленького олененка, хвост – из полос, сплетенных из осоки – как заготовки для циновок.

Последним входил журавль. Актер держал руки внутри одежды, чтобы управлять специальным деревянным приспособлением, которое не просто очень напоминало длинный птичий клюв, но еще и издавало характерные клацающие звуки. Актер ходил по чуму чуть согнувшись, высоко задирая ноги, словно перешагивая через болотные кочки, и пел песню о том, как хочет наказать медведя за то, что тот погубил его гнездо и малых птенчиков.

На семинаре участники изучали песни, которые исполняются на Медвежьих игрищах, – Миш ар, Печар ар, Вой ар, песни-танцы и песни духов, утренние и вечерние песни.

Так, утром второго дня на практическом занятии многие впервые услышали сынскую Вой ар о медведе, который вел долгий путь с Сыни, на Казыме его добыли охотники, а когда начали праздновать Медвежьи игрища для него, выяснилось, что этот медведь хочет обратно на Сыню, туда, откуда он пришел. И пришлось охотникам ехать на Сыню и доигрывать праздник уже там.

Самая первая же песня гласит о том, что богиня-мать, дарующая детей и знающая срок жизни, поет медведю о том, что его земная жизнь подходит к концу и пора возвращаться домой – туда, откуда он пришел. А пришел медведь с неба. Песня спуска говорит о том, что когда-то медведь был сыном бога Торума, жил в небесном доме своего отца, и отец спустил его на землю в золотой люльке на железной цепи. Но так как он нарушил заветы Торума, тот сделал его смертным, и человек смог его добывать. Однако бог не бросил свое дитя и установил порядок, что нужно делать, чтобы душа медведя могла вернуться домой – Медвежьи игрища.

Праздник длится несколько дней и ночей – специально для подсчета спетых песен и сыгранных сценок делаются зарубки на палочке, которую украшала вырезанная из нее голова медведя. В конце каждой песни охотник, сидящий возле головы убитого зверя, звонил в колокольчик, извещая богов, что медведю спета очередная песня. К голове медведя подносили разные подарки – платки, ткани, украшения. Во время праздника в чуме, где находился медведь, нельзя было находиться с непокрытой головой и руками.

Для этого праздника требуется достаточно много уникальной атрибутики, изготавливать которую – вплоть до рукавиц для мужчин, участвующих в танцах – учились женщины на мастер-классах в течение всего семинара-практикума. Одними из первых изделий стали нянь вой – небольшие хлебные фигурки зверей. Их делали из крутого теста для того, чтобы в определенных сценках принести своего рода символическую жертву: фигурка разбивалась посохом, а ее части становились совместной трапезой присутствующих.

Медвежьи игрища сопровождались как священными, закрытыми от посторонних действами, так и сценками развлекательного характера, порой даже шутливыми. По итогам семинара его участники продемонстрировали полученные знания и навыки в виде исполнения некоторых песен сакрального комплекса, обрядовых танцев с использованием изготовленной здесь же ритуальной атрибутикой.

Элина Витязева.

Фото Татьяны Паршуковой.

   На главную страницу “Северной панорамы”


Северная панорама

“Северная панорама”. При использовании материалов
ссылка на “Северную панораму” обязательна.

Яндекс.Метрика




Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 4 =

1940-2020©СЕВЕРНАЯ ПАНОРАМА Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 72-01224 от 16 марта 2015 г. Индекс 54344.
Click to listen highlighted text!